В Москве рабочие случайно нашли шоколад 1915 года

В Москве найден клад – стоимость плитки шоколада Эйнема и бренди 1915 года превышает $10.000

Недавно во время реконструкции одного из старых домов в Москве рабочие обнаружили заначку – бутылку бренди, две плитки шоколада, табак и спички. И если махорка со спичками за сто лет истлели, то спиртное и сладкое сохранились почти идеально.

Дата изготовления шоколада “Союзный” – 1915 год. Это разгар Первой мировой. И на обертке плиток фабрики Эйнема (после революции – “Красный Октябрь”) – флаги стран-союзниц по Антанте – Российской империи, Великобритании, Франции и Бельгии.

Работяги, нашедшие клад, сначала развернули одну из шоколадок и только после этого поняли, что лучше их все же не есть, потому что можно выручить хорошие деньги. И купить потом несколько современных, причем не шоколадок. В итоге десерт достался предпринимателю, директору Музея истории русского шоколада Евгению Тростенцову. Корреспондент “Родины” съездил к нему, чтобы посмотреть на раритеты.

– Ребята, которые нашли все это, метнулись сначала на “Красный Октябрь”. И параллельно стали искать экспертов, которые могли бы оценить стоимость бутылки, – говорит Тростенцов. Он в итоге сам на них вышел. И выкупил и шоколад, и бренди.


Евгений Тростенцов показывает этикетки из своей коллекции.

За сколько – не говорит:

– Такие вещи никогда не обсуждаю. Но спустя три дня эти ребята появились снова и попросили все обратно за двойную цену. Видимо, хозяин затребовал все назад. Но было поздно.

Известно, что за бутылку бренди торгового дома поставщика Двора Его Императорского величества Петра Арсеньевича Смирнова строители хотели 10 тысяч долларов, затем 8 тысяч. Но ценник постоянно падал.

Бутылка сохранилась отлично. И шоколад почти не деформировался. Тростенцов объясняет это тем, что он был завернут в фольгу. Но несколько удивлен, что обертка одной из плиток была перевернута тыльной стороной на лицевую. Судя по всему, из-за того, что шоколад был вскрыт после того, как его нашли.
Так как шоколад вскрыли, Тростенцов соскоблил немного с плитки – на пробу. Вкус – прекрасный. В царской России кондитеры закупали для производства только самые дорогие какао-бобы. Для шоколада “Союзный” (85 копеек за плитку) использовался эквадорский сорт “гуякиль”.

– У нас в музее более ста этикеток, запечатанных еще в те времена. Мы и их вскрывали, пробовали. Поэтому в этот раз сомнений не возникало – это подлинник, – говорит Тростенцов.

На вопрос, насколько это ценный экспонат, он отвечает так: “Представьте себе земной шар. И на нем есть всего две таких плитки. “


Коробки из-под конфет из коллекции Евгения Тростенцова.

То же можно сказать и про бутылку с шерри-бренди, стоимость которой за сто с лишним лет взлетала в тысячи раз. Хотя и в то время такой алкоголь могли позволить себе не все (4-5 рублей за бутылку в Елисеевском магазине).

Кто мог сделать эту “заначку”, Тростенцову не слишком интересно. Главное – он получил все в свою коллекцию. Кстати, изначально сообщалось, что схрон найден в одном из домов Староконюшенного переулка (это район Арбата). Но Евгений сомневается – возможно, находка на самом деле из другого дома и с другой улицы. Во всяком случае, точно сейчас это установить нельзя.

Как и судьбу тех, кто так и не закусил бренди “Союзным” шоколадом.


Шерри-бренди (справа) теперь на полке рядом со старинным спиртом и коньяком.
13 ноября 2018 г.
https://rg.ru/2018/11/13/chto-stalo-s-shokoladom-i-brendi-1915-goda-najdennymi-na-strojke-v-moskve.html

В Москве рабочие случайно сломали столетний боярышник, считавшийся памятником природы

На дерево наехал экскаватор, местные жители слишком поздно заметили потерю

22.08.2019 в 17:43, просмотров: 3792

Живую достопримечательность столичного района Хорошево-Мневники, пережившую две войны, случайно уничтожил рабочий. Боярышник, которому по данным жителей было более 100 лет, погиб под колесами спецтехники.

Как рассказала «МК» москвичка Александра, дерево росло на небольшом островке между Троицкой церковью и домом 59 по проспекту Маршала Жукова. На его стволе много лет красовалась железная табличка с надписью: «Памятник природы. Боярышник, посажен в 1916 году». Несмотря на преклонный возраст, дерево продолжало плодоносить и радовать аборигенов вплоть до 21 августа, пока рано утром неизвестный рабочий не сломал его.

Источник в городской администрации пояснил «МК», что при благоустройстве один из водителей экскаватором не заметил насаждение и наехал на него, когда дал задний ход. Тонкий ствол небольшого дерева треснул и оно сломалось. Рабочие попытались максимально быстро замести следы случайного преступления, но горожане все же заметили отсутствие любимца.

На следующий день для осмотра территории и оценки ущерба в район приезжали сотрудники Департамента природопользования столицы, но на месте, где произрастал легендарный боярышник, не оказалось даже пенька. По факту произошедшего проводится проверка.

Заголовок в газете: Столетний боярышник не устоял перед экскаватором
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №28056 от 23 августа 2019 Тэги: Война Места: Москва

  • Самое интересное
  • По теме
  • Комментарии

Оставьте ваш комментарий

Комментарии пользователей

  • Летние ливни обвалили клен в Ярославле
  • Канадка упала с высоты полутора километров и выжила

Самое интересное

Популярно в соцсетях

© ЗАО “Редакция газеты “Московский Комсомолец” Электронное периодическое издание «MK.ru»

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство Эл № ФС77-45245 Редакция – ЗАО “Редакция газеты “Московский Комсомолец”. Адрес редакции: 125993, г. Москва, ул. 1905 года, д. 7, стр. 1. Телефон: +7(495)609-44-44, +7(495)609-44-33 , e-mail info@mk.ru. Главный редактор и учредитель – П.Н. Гусев. Реклама третьих сторон

Все права на материалы, опубликованные на сайте www.mk.ru, принадлежат редакции и охраняются в соответствии с законодательством РФ.
Использование материалов, опубликованных на сайте www.mk.ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал mk.ru, до или после цитируемого блока.

Для читателей: в России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля».
Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

Три знаменитые кондитерские династии Москвы

Фабрика товарищества «Эйнем» в Москве, 1896 год

Оброк на абрикосы

«…В одном из центральных тихих переулков Москвы почти все дома принадлежали дедушке и почти вся семья жила в этом (Сверчковом) переулке». Но начать историю того, как династия кондитеров завоевала сердца (и вкусовые рецепторы) москвичей, следует с конца XVIII века. Именно тогда крепостной-кондитер Степан Николаевич благодаря своей знаменитой абрикосовой пастиле получил и возможность переехать в Москву, чтобы начать собственное дело, и фамилию. Хотя существует версия, что ее крестьянин получил не из-за абрикосов, а из-за оброка, который выплачивал. И писалась изначально она по-другому: Обрекосов.

Как бы то ни было, позже этот бизнес унаследовал его сын Иван, но долго на рынке продержаться не смог. Возобновить историю решился внук Степана — Алексей Иванович в 1847 году. Он получил кредит от предыдущего работодателя, а несколькими годами позже вложил приданое жены и основал торговый дом «А.И. Абрикосова сыновья».

Пять сладостей, изобретенных в Москве

У Абрикосова и его жены Агриппины было 22 ребенка, всех их он старался отправить учиться за границу. «Это ваш лучший и, может быть, единственный капитал», — говорил предприниматель про образование, потому помогал всем отпрыскам в любых начинаниях, но ставил одно условие: после свадьбы сыновья вместо денег получают часть кондитерского дела, чтобы вести его самостоятельно.

Уже в 1880 году на базе фабрики было основано паевое «А.И. Абрикосова сыновей фабрично-торговое товарищество». Тогда руководство перешло в руки Ивана Алексеевича, и именно он открыл первую в России розничную торговую сеть с магазинами в крупных городах России и производством фруктового сырья в Симферополе. Почему именно там? Дело в том, что в 1883 году кондитер приобрел чайное товарищество Поповых и для продвижения торговли

поехал в Китай, где увидел интересную технологию: чайные деревья здесь сажали так, чтобы они были окружены другими растениями и могли впитывать их аромат. Так же поступил и он, посадив груши, абрикосы и персики в дубовой роще, что сделало начинку его конфет неповторимой.

Но на этом новаторство семейства Абрикосовых не закончилось. Именно они первыми в России создали технологию консервирования фруктов и овощей и освоили производство глазированных фруктов, конфет от кашля и зефира. А их подарочные открытки, картинки, бумажные игрушки и мозаики в коробках конфет стали прототипом всеми любимого «киндер-сюрприза». Наконец, именно от этой фабрики пошла традиция делать к Новому году шоколадных зайцев и дедов-морозов. Как знать, если бы не они, возможно, не было бы у нас не только праздничных подарков, но и песни Пьера Нарцисса на «Фабрике звезд».

«Имя Абрикосова красовалось на афишных тумбах, плакатах, вывесках на фасадах домов и в витринах. Издавались специальные красочные прейскуранты — прообразы современных рекламных буклетов», — пишет внук кондитера Хрисанф Николаевич в «Семейной хронике». Также устраивались различные благотворительные акции. К примеру, на день рождения Пушкина все гимназисты столицы получили подарочные шоколадки с изображением поэта.

С появлением магазинов товарищества в Верхних торговых рядах (ныне ГУМ), на Кузнецком Мосту в пассаже Солодовникова, в Лубянско-Ильинских торговых рядах, а также на Тверской улице в доме Полякова рекламные акции стали еще более изощренными. Например,

однажды в какой-то газете напечатали новость, что в одном магазине Абрикосова работают только блондинки, а в другом — исключительно брюнетки. Любопытные горожане немедленно отправились проверять, а заодно — покупали сладости домой.

Кондитерский цех фабрики товарищества «А.И. Абрикосова сыновей», 1890–1900

При этом товарищество заботилось о своих рабочих: при заводах строились общежития с отдельными комнатами для каждого, сотрудникам предоставляли бесплатное питание, скидки на изделия, подарки по праздникам, также они одни из первых ощутили всю прелесть электричества и «электротеатра». Агриппина Абрикосова, будучи многодетной матерью, организовала при фабрике детский сад, бесплатный родильный приют и лечебницу для женщин. Последним ее желанием было устройство бесплатного родильного дома в Москве, и оно было исполнено в 1889 году. После революции роддом №6 на улице Александра Невского переименовали в честь Крупской, возвращено же имя основательницы было только в 1994 году.

На самом деле в столице осталось множество «Абрикосовых» следов. Так, аэропорт Внуково назван по близлежащему имению, которое Агриппина Александровна подарила своим внукам. Там в одном из усадебных домов ныне находится детский дом «Молодая гвардия». А знаменитая Плехановка была создана с руки Алексея Абрикосова, который направил императору письмо с просьбой об этом.

Но после революции имя Абрикосовых исчезло из бренда: его заменил рабочий Петр Бабаев, который погиб в борьбе с контрреволюцией в 1920 году. Вообще же революция оказала большое влияние на семью потомственных кондитеров, и спастись им удалось отчасти благодаря имени Алексея Ивановича Абрикосова — талантливого патологоанатома. Жила династия на Арбате, зарабатывала продажей мебели, небольшими «шабашками», но смогла сохранить фамильные ценности: не только «абрикосовский» дух, но и подарок императора Николая I — наградной перстень, который Иван Степанович получил на выставке в Петербурге в 1883 году.

Эйнем и шоколадная фабрика

Вид на Берсеневскую набережную в Москве, 1928 год

20-е годы XIX века. В маленьком аскетичном доме немецкого города Бад-Бельциг разворачивается настоящая драма: пастор Карл Эйнем нашел в кармане своего маленького сына Фердинанда кусочек шоколадной конфеты. Будущий священник не внимал словам отца и пристально смотрел на «греховное падение», тающее на столе. Кто знал, что в 17 лет он сам будет делать такие сласти, а потом по наставлению учителя отправится в Россию, чтобы создать свою шоколадную империю?

В 1850 году Фердинанд, чтобы обзавестись стартовым капиталом, начинает производство пиленого сахара — рафинада, если по-нашему. А уже через год мечта немца осуществилась: он открыл небольшую кондитерскую лавку на Арбате (дом 30 на углу Большого Николо-Песковского переулка) и стал отцом плиточного шоколада в России, наладив его производство.

Читайте также:  В Беларуси выпустили литературный шоколад: Посмотрите, как он выглядит

«Эйнем разбогател во время севастопольской войны, когда взял на себя и с замечательной честностью выполнил подряд по поставке сиропов и варенья для раненых»,

— напишут позже в одной из газет.

Но держать и развивать предприятие в одиночку становится сложно, и тогда в 1856 году шоколатье обращается за помощью к полковнику Лермонтову и коллежскому секретарю Романову. Те одалживают ему пять тысяч рублей и договариваются, что Эйнем вернет треть дохода производства. Камнем преткновения стало неоговоренное время возврата денег, так что уже через полтора года бывшие компаньоны подали на кондитера в суд за неуплату дивидендов. Тем не менее домашний договор был признан действительным, и, по решению судьи, Эйнем не был обязан их выплачивать вообще.

ЦУМ: от Чехова и Сталина до Prada

Видимо, больше кондитер не рисковал сотрудничать с русскими, и следующим его партнером стал немец Юлиус Гейс, с которым он познакомился в 1857 году. Вместе предприниматели составили прекрасный шоколадный тандем: лучшим их решением было купить паровую машину, что значительно повысило скорость и улучшило качество производства.

Молодой Гейс увлекался цветами и фотографией. Возможно, благодаря этим страстям он такое внимание уделял упаковке и рекламе. Первая упаковка конфет была, разумеется, с изображением фабрики и медалей, полученных на разных выставках. Если на коробках рисовались девушки, то в большинстве случаев это были работницы фабрик или магазинов. Дальше — больше. Картины известных русских художников украшали шелковые, бархатные и атласные коробки, внутри которых покупатели находили коллекционные открытки, схемы для вышивания, карточки для игр, фирменные салфетки, открытки и специальные щипчики для конфет. Кроме того, выпускались географические карты с логотипом компании, банки для сыпучих продуктов, соленые рыбки для любителей пива и марципановые фигурки для новогодних елок.

Не забывали шоколатье и о высоком: реклама помещалась на дирижаблях и театральных афишах. В магазинах были также специальные автоматы, чтобы самые маленькие покупатели могли собственноручно приобрести шоколадку весом 5–6 г. Правда, родителям это вставало в копеечку — точнее, в десять. Имея столько источников дохода, Гейс и Эйнем с каждого фунта сладостей по пять копеек жертвовали благотворительным заведениям Москвы и Немецкой школе для бедных и сирот.

Последней сладкой инновацией Эйнема стало бисквитное английское печенье, которое удавалось ему столь хорошо, что потеснило иностранных поставщиков не только в России, но даже на их родине. Это была настоящая сенсация: русский производитель вышел на мировой рынок и не рассыпался по дороге!

Во многом успех товарищей зависел от покупки кондитерами фабрики на Софийской набережной, которая открылась в 1871 году. Сейчас мы ее знаем как «Красный Октябрь» с дизайнерскими магазинами и фешенебельными клубами.

После смерти Эйнема в 1876 году фабрика под руководством Гейса продолжила процветать, выигрывать награды и держать марку трудового качества. Еще при основателе впервые в России был введен декретный отпуск в две недели и приличная пенсия. Наследник усовершенствовал эту систему еще больше: на фабрике были самые высокие в кондитерской индустрии зарплаты (от 20 рублей), соразмерная пенсия и самый короткий рабочий день (10 часов). Первый день у рабочих «подслащался» в прямом смысле слова: ознакомительная экскурсия для новоприбывших сопровождалась дегустацией продукции.

Немец очень гордился порядками на своем предприятии. В письме своему другу в 1901 году он писал: «У меня вообще никогда не было прогулов, забастовок или пьянства». Сразу видно, что сказано это до первой революции, хотя даже тогда восстания на фабрике были мизерные и быстро сошли на нет. Другим поводом для гордости стали лозунги других протестовавших, которые требовали условий как у «Эйнема».

Во время Февральской революции сыновья Гейса были вынуждены окончательно покинуть производство. Фабрику передали государству и переименовали в «Красный Октябрь». Один из самых известных товаров страны был выпущен именно тут. «Аленушка!» — кричали герои сказок в лесу, а также дети в кондитерских магазинах. В начале 1960-х годов правительство СССР приняло новую продовольственную программу, одним из важных пунктов которой стало создание доступного по цене молочного шоколада. Победителями в этой «гонке шоколада» стали специалисты фабрики «Красный Октябрь». Для обертки выбрали фотографию Александра Геринаса, на которой была запечатлена его дочка Елена. Именно ее лицо практически без изменений украшает обертку шоколада уже более полувека.

Драже с сюрпризом

В 1853 году Адольф Сиу и его супруга Эжени, как и многие иностранцы XIX века, приехали в Россию, чтобы разбогатеть. В качестве источника заветных купюр они выбрали сладости и в 1855-м открыли небольшую кондитерскую лавку в доме Варгина на Тверской улице.

Глава семьи также страстно увлекался парфюмерией и при кондитерских цехах держал парфюмерный. Возраст брал свое, и пришло время передавать дело в руки маленьких Сиу. Трое сыновей кондитера распределили обязанности по своим предпочтениям и темпераменту. Старший Луи занимался упаковкой и дизайном продукции, Шарль был настоящим начальником и кооперировал предприятие, рассчитывая выгоду каждой возможной сделки, а младший — Адольф — полностью погрузился в розничную торговлю. Не прошел мимо и двоюродный брат кондитеров Арманд, который не расставался со счетами и посвятил себя бухгалтерии предприятия.

При этом ежовые французские рукавицы отца не давали братьям разнежиться и перестать работать.

Так, однажды в кабинете детей Адольф Сиу увидел большое кожаное кресло. Отец был так рассержен, что велел убрать эту мебель, «пригодную только для изнеженных дам да немощных стариков». «Молодым, энергичным людям негоже сидеть в таком кресле», — строго добавил он.

Чтобы наладить производство, в 1884 году семейство построило фабрику на Петербургском шоссе (нынешний Ленинградский проспект), где, как и все большие кондитерские, Сиу одни из первых провели электричество и построили общежития рядом с заводами со всеми удобствами и инфраструктурой, включая больницу. Что было действительно по-другому, так это наличие на фабрике книгопечатни.

«Детский ГУМ для маленьких советских потребителей»

Также кондитерская обзавелась автомобилем, впервые используемым для транспортировки товара. Он со своим узнаваемым дизайном и яркой надписью «А.Сиу и Ко» выделялся на фоне остальных, и так немногочисленных автомобилей.

Семейство Сиу популяризировало в России многие сладости, например ириски, тогда известные как «конфеты сафо». Вывели они и новый подвид классических драже — с ликером, опьянявшим заядлых покупателей. Но самым удачным и знаменитым продуктом фабрики стало печенье, или бисквит, как его называли на английский манер.

«Какое бы вниманiе не было обращено на выработку бисквита, его все же трудно сохранить, особенно в Россiи, с ее долгими разстоянiями.

Поэтому мы относимся с большой осторожностью по всем мелочам по укладке», — писали в книге, посвященной пятому дню рождения фабрики.

Стали Сиу новаторами и по части рекламы. «При покупке 10 фунтов шоколада за раз от 1 рубля дается 1 фунт шоколаду или одна шоколадница для приготовления онаго», «Собери коллекцию» — гласили прейскуранты того времени. При этом коллекционные вкладыши конфет носили не только декоративный, но и познавательный характер. Так, очень популярно было печенье из серии «Естествознание», где приводились инструкции по незамысловатым физическим и химическим опытам. Среди художников, создававших упаковку конфет, был и Альфонс Муха, покоривший Европу своими рисунками в стиле модерн.

Предприятие было известно и строгим подбором кадров: даже охранникам требовалась рекомендация знакомых или просто влиятельных людей. Строгость в кадровой политике компенсировалась щедростью к прошедшим отбор сотрудницам: проработавшим 25 лет Сиу дарили золотые часы, а 15 — серебряные.

Тем не менее настоящая слава в веках и желудках России сохранилась за «А.Сиу и Ко» именно благодаря печенью «Юбилейное», впервые выпущенному в 1913 году в честь 300-летия рода Романовых. После революции печенье вернулось только в 1967-м, когда Октябрьской революции исполнилось 50 лет. Тогда Сиу в России уже не пахло — семья вернулась во Францию, фабрика стала «Большевиком», а парфюмерный цех родоначальника закрыли.

«Тверь старинная». Как и почему нас впервые посетил император Николай II 21 апреля 1915 года

Портал Tverigrad.ru и известный тверской блогер и краевед Игорь Марченкофф представляют семьдесят четвертый выпуск проекта «Тверь старинная», в котором в фотографиях, изображениях, фактах, историях и легендах показывают, каким город был вчера и каким он стал сегодня.

После императора Александра II, который несколько раз бывал в Твери, Александр III оказывался в губернской столице лишь проездом, а Николай II тоже своими посещениями город не баловал. Но 4 августа 1914 года (через два дня после объявления войны) на станции Тверь состоялась торжественная встреча императора Николая II и его Августейшего семейства, о которой впоследствии сообщала местная пресса. Из августовского номера газеты «Тверские губернские ведомости» за 1914 год: «В понедельник 4 августа в 10 часов 40 минут утра Императорский поезд с Их Императорскими Величествами, следуя в Москву, прибыл в Тверь. На вокзале многочисленная толпа встречала Императорский поезд криками «Ура!». На выходе из вагона Государь Император был встречен Губернатором Бюнтингом…

Супруга Губернатора и Губернский предводитель дворянства имели счастие поднести Государыне Императрице и Августейшим дочерям Их Величеств букеты живых цветов. Государыня Императрица удостоила милостивым вниманием находившихся на станции сестер милосердия. Императорский поезд отошёл под звуки народного гимна и восторженные крики «Ура!»

А первый настоящий визит императора Николай II в Тверь состоялся 21 апреля 1915 года. Высочайший визит императора в ходе его поездки по городам Европейской России был организован с пропагандистской целью. Накануне приезда самодержца в Тверь губернатор Николай Георгиевич фон Бюнтинг сделал объявление тверитянам. Оно появилось на специальных тумбах и было напечатано в газете: «Счастлив объявить населению, что во вторник, 21 апреля, его императорское величество государь император изволит посетить город Тверь. Доступ по всем улицам по пути следования государя императора будет свободен для публики, дабы все имели возможность видеть и приветствовать обожаемого монарха. Вполне уверенный, что население приложит все усилия и старания к поддержанию полного порядка в городе в этот высокоторжественный день… Не сомневаюсь, что единодушное и дружное содействие всего населения… даст нам возможность достойно встретить возлюбленного нашего царя».

21 апреля 1915 года, во время ознакомительной поездки, император Николай II посетил Тверской музей и Спасо-Преображенский собор. Император осмотрел церковные древности, манекены с женскими костюмами и отметил наиболее интересные экспонаты собрания. Ему были подарены издания Тверской ученой архивной комиссии, Описания Тверского музея.

Хранитель музея Владимир Колосов составил подробный отчёт о посещении музея императором. С ним можно ознакомиться на сайте Тверской областной библиотеки им. А.М. Горького.

При встрече государя были как курьезные, так и трагические случаи. Из воспоминаний очевидца событий учащегося Тверской мужской гимназии Николая Забелина (1902 -1997; в будущем известный тверской краевед, почётный гражданин города Твери): «25 апреля 1915 года в Тверь приехал Николай II. Нас выстроили возле гимназии. Мы должны были кричать «ура», но мы царя в лицо не знали и начали кричать всем или почти всем раззолочённым чиновникам. Царь рядом с Александрой Фёдоровной (царицей) показался нам таким маленьким (он был ростом чуть выше плеча царицы), худеньким. Из-за этого факта дома у меня был с отцом разговор. Я сказал, в гимне поётся «сильный, державный», а он не может быть сильным – маленький и худенький…».

За императрицу подросток принял высокопоставленную даму. Ожидали с визитом императора и в госпитале при училище для слепых на Никольской улице.

Далее государь продолжил осмотр госпиталей и лазаретов города. Так например, находясь в лазарете Тверского губернского земства, расположенного в помещении Дворянского собрания он вручил 24 Георгиевские медали. В лазарете Тверской Серебряной общины Красного Креста владелец мануфактуры Морозов передал императору «…сто тысяч рублей на нужды благотворения для больных и раненых воинов».

Читайте также:  Запретили продавать сладкую газировку

После обеда, «…который состоялся в 7 часов 30 минут в Императорском поезде» государь «в 9 ¾ ч. вечера… изволил отбыть из Твери…».

Источник: Хранитель музея Владимир Колосов составил подробный отчёт о посещении музея императором. С ним можно ознакомиться на сайте Тверской областной библиотеки им.А.М. Горького : http://old-www.tverlib.ru/projects/romanovy/books/nikolay2/tev32.pdf, http://docs.tverlib.ru/kraevedenie/poseshchenie_imperatorom_tver_muzeya.pdf
Источник: Свод памятников истории и культуры России). Тверская область: в 6 ч. Ч. 2 / [отв. ред. Г.К. Смирнов]. – 2006; Тверская Википедия; К. Литвицкий «Энциклопедия тверских улиц».
Используются фото из собрания ТГОМ, ГАТО, ТОКГ, архива музея ГЭТ и газеты «Калининская правда», Государственного центрального музея современной истории России, альбома «Калинин», «Улицы города Калинина. Справочник» изд. Московский рабочий 1978 года и автора.

Участвуйте в викторине в нашей группе «ВК».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Назад в СССР

История появления шоколада и конфет в России и СССР.

Нам сейчас кажется, что шоколад был всегда. Ну невозможно себе представить, что в этом мире когда-то не было шоколадных конфет. А между тем первая шоколадная плитка появилась только в 1899 году в Швейцарии. В России кондитерское производство до начала XIX века было, по большей части, кустарным. Активно осваивали русский кондитерский рынок и иностранцы. История появления шоколада в России началась в 1850 году, когда приехавший из немецкого Вюртенберга в Москву Фердинанд фон Эйнем открыл на Арбате небольшую мастерскую по производству шоколадной продукции, в том числе и конфет.

В 1867 году Эйнем и его компаньон Гейс построили на Софийской набережной здание новой фабрики. Как гласят сведения из истории шоколада в России, эта фабрика одной из первых была оснащена паровой машиной, что позволило фирме быстро стать одним из крупнейших производителей кондитерских изделий в стране.

После революции 1917 года все кондитерские фабрики перешли в руки государства – в ноябре 1918 года вышел декрет Совнаркома о национализации кондитерской промышленности. Естественно, что смена хозяев повлекла за собой и смену названий. Фабрика Абрикосовых получила имя рабочего Петра Акимовича Бабаева, председателя Сокольнического райисполкома Москвы. Фирма «Эйнем» стала называться «Красный Октябрь», а бывшая фабрика купцов Леновых была переименована в «Рот Фронт». Правда, идеи Маркса и Ленина, революционный настрой и новые названия никак не могли повлиять на технологию производства кондитерских изделий. Как при старой, так и при новой власти для производства сладостей нужен был сахар, а для изготовления шоколада – какао-бобы. И с этим были серьезные проблемы. «Сахарные» районы страны долгое время были под властью белых, а валюта и золото, за которые можно было купить заморское сырье, шли на закупку хлеба. Только к середине 20-х годов кондитерское производство было более-менее возрождено. Помог этому НЭП, предпринимательская жилка и рост благосостояния городских жителей позволили быстро увеличить выпуск карамели, конфет, печенья, пирожных. Свой отпечаток на кондитерскую отрасль наложила плановая экономика, пришедшая на смену НЭПу. С 1928 года производство сладостей было строго регламентировано, каждая фабрика была переведена на свой, отдельный вид продукции. В Москве, например, карамель производила фабрика имени Бабаева. Производителем шоколада в СССР была фабрика «Красный Октябрь», а печенья – «Большевик».

В годы войны многие кондитерские фабрики были эвакуированы из европейской части страны в тыл. Кондитеры продолжали работать, выпуская, помимо прочего, стратегически важную продукцию. В набор «неприкосновенного запаса» обязательно входила плитка шоколада, спасшая жизнь не одному летчику или моряку.

После войны по репарации из Германии в СССР поступило оборудование с немецких кондитерских предприятий, что позволило в короткие сроки наладить производство шоколадных изделий. Производство шоколада росло с каждым годом. К примеру, в 1946 году на фирме-производителе шоколада в СССР имени Бабаева было переработано 500 тонн какао-бобов, в 1950-м – 2000 тонн, а к концу 60-х годов – 9000 тонн ежегодно. Такому внушительному росту производства косвенно способствовала внешняя политика. Советский Союз долгие годы поддерживал различные режимы во многих странах мира, в том числе и африканских. Главным для этих режимов было поклясться в верности коммунистическим идеалам, и тогда помощь в виде оружия, техники, оборудования была обеспечена. Поддержка эта была практически безвозмездной, единственное, чем африканцы могли хоть как-то расплатиться с СССР, – это сырье и продукция сельского хозяйства. Поэтому-то кондитерские фабрики бесперебойно снабжались сырьем с далеких африканских просторов.

В те годы конкуренции между производителями шоколада в Советском Союзе, в традиционном ее понимании, не было. Кондитеры могли бороться за премии и звания, например «лучший в отрасли», за награды на выставках, за любовь, в конце концов, потребителей, но не за их кошельки. Проблемы со сбытом конфет и другой сладкой продукции могли быть у совсем уж нерадивых и «невкусных» производителей. Но и дефицита, по крайней мере в крупных городах, не было. Конечно, время от времени названия конфет в СССР, как «Белочка», «Мишка на Севере» или «Каракум» исчезали с прилавков, а «Птичье молоко» вообще редко на них появлялось, но обычно москвичи, киевляне или харьковчане могли купить, пусть не в каждом магазине, свои любимые лакомства. Исключение составляли предпраздничные дни. Каждое предновогоднее детское представление в театре или утренник заканчивались раздачей сладких наборов, из-за чего с полок магазинов в это время исчезали самые популярные сорта конфет. Перед 8 Марта с трудом можно было найти конфеты в коробках, которые вместе с букетиком цветов составляли «универсальный», не требующий от мужчин серьезных раздумий подарок к празднику.

Шоколадные конфеты, главным атрибутом которых является дроблённый фундук в начинке, а также стилизованное изображение белочки с орешком в лапках.

Первая «Белочка» появилась в начале 1940-х годов и производилась Кондитерской фабрикой имени Н.К.Крупской, которая входила в состав Ленинградского производственного объединения кондитерской промышленности. В советское время объем производства фабрикой этих популярных конфет достигал тысяч тонн в год.

Шоколадные конфеты изготавливались из орехового пралине с добавлением какао и дробленых вафель.

Изначально «Кара-Кум» был фирменной маркой Таганрогской кондитерской фабрики.

Конфеты “Мишка на Севере”

Мягкие глазурованные конфеты с ореховой начинкой, заключенной в вафельный корпус, получившие такое ласковое название “Мишка на Севере”, кондитеры фабрики им. Крупской начали выпускать накануне Великой Отечественной войны, в далеком 1939 г. Конфеты настолько полюбились жителям города на Неве, что даже во время сложнейшего периода жизни Ленинграда, несмотря на все трудности военного времени и осадного положения, фабрика не прекратила производство этого лакомства и уже в 1943 г. выпустила 4,4 тонны конфет “Мишка на Севере”. И как знать, может быть “Мишка на Севере” стал одним из тех важных элементов, что поддерживали в жителях блокадного города веру в победу.

Конфеты “Мишка косолапый”

«Мишка косолапый» — своеобразный советский кондитерский символ — родом не из СССР, а из царской России. Его история началась в мастерских «Товарищества паровой фабрики шоколада, конфет и чайных печений «Эйнемъ»», причем сама история создания конфеты давно обросла многочисленными легендами.

Примерно в 80-е годы XIX века на пробу Юлиусу Гейсу, руководителю «Товарищества «Эйнемъ», принесли конфету: толстый слой миндального пралине был заключен между двумя вафельными пластинами и глазированным шоколадом. Находка кондитеров фабриканту пришлась по вкусу, тотчас появилось и название — «Мишка косолапый». По легенде, в кабинете Гейса висела репродукция картины Ивана Шишкина и Константина Савицкого «Утро в сосновом лесу», вследствие чего сначала было придумано название, а позднее и оформление нового лакомства.

Конфеты “Красный мак”

Глазированные шоколадом конфеты, корпус – пралине с добавлением леденцовой крошки и ароматизаторов ванильного и фундук.

Предположительно название конфет произошло от балета “Красный мак”. В 1926 году в Большом театре готовилась постановка нового балета “Дочь порта”, но руководство театра посчитало либретто балета Рейнгольда Глиэра недостаточно динамичным и мало интересным. Оживили сюжет постановщик и художник, а музыкальное оформление балета “Дочь порта”, с позволения автора, были переведены на музыкальное оформление балета “Красный мак”.

В сюжетную линию вплетены и отрицательные герои в образе заговорщиков и коварного начальника порта Хипса, и советские моряки, и юная китаянка по имени Тао Хоа, влюблённая в Капитана русского судна. Конфликт буржуа и большевиков, попытка отравления справедливого Капитана и трагическая кончина отважной девушки! В финальной сцене представители китайской бедноты – партизаны “красные пики” – несут тело смертельно раненой девушки на носилках, прикрывая её красным знаменем. Очнувшись, умирающая Тао Хоа передает окружающим детям алый цветок мака, подаренный Капитаном. В небе загорается огромный красный цветок. К нему идёт беднота, освобожденная от власти европейцев. На носилки с мёртвой Тао Хоа сыплются бесчисленные лепестки красного мака. Печальная и одновременно красивая история, разве не достойна она увековечивания в кондитерском искусстве?

Конфеты “Ну-ка отними!”

Конфеты с пралиновым корпусом, глазированные шоколадной глазурью.

Популярная в советское время конфета «Ну-ка, отними!» тоже была выпущена более ста лет назад на фабрике «Эйнемъ» благодаря художнику Мануилу Андрееву. На фантике он изобразил свирепого вида мальчугана с битой в одной руке и надкусанной плиткой шоколада “Эйнем” в другой. Не вызывало сомнений, что мальчик готов на все, чтобы доесть шоколад.

В таком виде конфета просуществовала недолго, так как счастливый советский малыш не мог иметь такой свирепый вид, тем более – штаны в заплатах. Поэтому на последующих вариантах этикетки фабрик НАРКОМПИЩЕПРОМа СССР, а после 1947 года – Министерства пищевой промышленности – мальчик счастливо улыбается, рука уже в кармане и палка исчезла. Название тоже слегка изменилось – был местами переставлен дефис и слово “конфект” было заменено на привычное нам “конфета”.

В 1952 году ученик Андреева – художник фабрики “Красный Октябрь” Леонид Челноков, творчески переработав и сохранив фон обертки, нарисовал девочку в синем в горошину платье с конфетой в руке и белой собачкой. Надпись уже была выполнена по всем правилам современной орфографии.

Карамель “Раковые шейки”

Карамель в виде подушечек с шоколадно-ореховой начинкой из обжаренного миндаля и какао.

Эти конфеты, а вкупе с ними “Гусиные лапки” и “Утиные носики”, были фирменным продуктом кондитерских фабрик Алексея Абрикосова. После национализации фабрики популярные конфеты сохранили не только оригинальную рецептуру, но и название.

Название карамели связывают с внешним сходством формы конфет с вареными раковыми шейками.

Батончики “Рот Фронт”

Шоколадный батончик с добавление дробленых вафель, тертого арахиса.

Фабрика “Рот Фронт” берет начало с 1826 года, когда предприимчивый мещанин Сергей Ленов открыл «Кондитерскую мастерскую» по производству помадки и карамели в районе Замоскворечья. Вскоре продукция предприятия стала очень популярна и получила признание покупателей и купцов по всей России, а маленькая мастерская выросла в крупную фабрику «Торгового дома Г.А. и Е.С.Леновых».

В 1917 году владельцы фабрики – семья Леновых продали ее Центросоюзу. Предприятие получает новое название – «Кондитерская фабрика Московского Союза Потребительских Обществ» . В конце 1918 года фабрика, как и многие другие предприятия, была национализирована. Название «РОТ ФРОНТ» появилось в 1931 году в знак солидарности с немецкими рабочими-антифашистами (слова «Рот Фронт» (Красный Фронт) были девизом немецкой массовой организации рабочих-антифашистов).

Помадная масса, получаемая при уваривании сгущённого молока с сахаром, мелассой (патокой) и жиром (сливочным или растительным маслом либо маргарином).

В советское время наряду с “Кис-Кис” большой популярностью пользовался также ирис “Золотой ключик”.

Считается, что название «ирис» дал партии молочных конфет работавший в Петербурге начала XX века французский кондитер Морна, или Морнас, заметивший сходство их рельефа с лепестками ириса.

Леденцовая карамель “Монпансье”

В Советском Союзе самыми популярными сладостями были леденцы в железных банках (монпансье). Фруктовые леденцы, маленькие, как таблеточки. Настоящие леденцы, из карамелизированного сахара.

Вкусы, как и цвета, были разные. Некоторые целенаправленно покупали, например, только лимонные, апельсиновые или ягодные, большинство же выбирали ассорти.

Это был первый в стране шоколад, разделённый на порционные кусочки. Мало кто знает, но его появлением в нашей стране мы обязаны Председателю Совета министров СССР Алексею Косыгину. Во время своего визита во Францию чем-то подобным его угостили местные кондитеры.

Читайте также:  Яндекс подал иск к владельцу бренда шоколадной пасты Alisa

Вдохновлённый Косыгин привёз французский шоколад с собой и дал указания Государственной кондитерской фабрике №2 немедленно начать собственное производство. В 1967 году шоколад под названием «Вдохновение» появился на прилавках. Для оформления упаковки была выбрана тема балета, который всегда был визитной карточкой нашей страны.

Молочный шоколад, изготавливавшийся в СССР с 1965 года.

В начале 1960-х годов правительством СССР была принята новая продовольственная программа, в которой особое внимание отводилось созданию массового, доступного по цене молочного шоколада. На различных фабриках в Москве начались эксперименты по созданию вкусного шоколада. В 1964 году советскими специалистами-кондитерами на московской фабрике «Красный Октябрь» была разработана подходящая рецептура, которая была внедрена в производство одновременно с «Красным Октябрем» на фабриках «Рот Фронт» и им. Бабаева, а затем на многих других советских кондитерских фабриках. Первыми «Алёнками» стали бабаевская — девочка в синем платочке — и две рот-фронтовские — девочка с лейкой и девочка с собачкой и зайчиком. Название шоколад получил по имени дочери Валентины Терешковой Елены.

До 1964 года у «Алёнки», выпускаемой «Красным Октябрём», не было постоянного оформления обёртки. Шоколадки первое время выпускались с разными изображениями и разным цветом обёртки. В итоге фабрика приняла решение по выработке своего фирменного портрета «Алёнки». Было предложено использовать в оформлении обложки картину Васнецова «Алёнушка», но эта идея поддержки не получила. И тогда руководство фабрики через газету «Вечерняя Москва» объявило конкурс на фотографию девочки, которая впоследствии станет темой оформления шоколадки. В конкурсе победила фотография заслуженного работника культуры РСФСР Александра Геринаса, которую тот сделал в 1960 году. На фотографии была изображена восьмимесячная дочь Геринаса Елена в шёлковом платке.

Несладкая история русского шоколада

С 5 по 8 марта в Москве пройдет фестиваль Salon du Chocolat. Перед этим событием главный редактор Gastronom.ru Елена Аносова побеседовала с создателем Музея истории русского шоколада и коллекционером Евгением Тростенцовым о том, почему сто лет назад отечественный шоколад не знал себе равных, а сегодня он встречается в Европе под названием «сладкая плитка».

Евгений, как мне, обычному покупателю, отличить натуральный шоколад от «сладкой плитки»?

Состав натурального шоколада известен: какао тертое, масло какао, сахар, ваниль. Возьмите сейчас плитку практически любого российского шоколада и посмотрите состав: во второй строчке, как правило, будет написано – «эквивалент масла какао» или «идентичный натуральному». Сегодня существует множество заменителей – например, гидрожир или пальмовое масло, которые позволяют обойтись совсем без или минимумом масла какао, чтобы снизить себестоимость. Для шоколадного запаха добавляется ароматизатор, для придания формы – стабилизатор, для хранения – консервант. И вот в рецепте появилось несколько линеек бензоидных соединений. А потом родители говорят – у моего ребенка аллергия на шоколад! Аллергия возникает на заменители и добавки, на натуральный шоколад аллергии не бывает.

Помимо музея, у вас свое шоколадное производство, что написано в составе ваших конфет?

Мы делаем натуральный шоколад и конфеты по ГОСТу – техническому регламенту, который был введен в Советском союзе и являлся жестким нормативом для пищевых производств. Советский ГОСТ был даже жестче сегодняшних европейских норм. К примеру, по европейскому регламенту, при производстве шоколада допускается замена не более 5 процентов масла какао другими продуктами. Советский ГОСТ запрещает даже такую малость. В нашем шоколадном ателье «Злата Розман» никаких замен мы не делаем – шоколадное сырьё со 100% маслом какао.

В дореволюционной России ГОСТов не было. При этом, судя по экспозиции вашего музея, мы были абсолютными лидерами в Европе по производству шоколада. Как нам это удалось?

Да, шоколад был главным достоянием пищевого производства в царской России. В начале двадцатого века в Санкт-Петербурге было 170 шоколадных производств, в Москве – 213. В 1913 году было зафиксировано 146 титульных кондитерских фабрик, где число работников было больше 50 человек. Ни бельгийцы, ни французы, ни швейцарцы, ни испанцы, которые получили шоколад на 250 лет раньше, не могли с нами конкурировать. В экспозиции Музея истории русского шоколада представлены лучшие из лучших – поставщики императорского двора (это было высшее предпринимательское звание). И вот какая картина получается: Мориц Конради – швейцарец, Яни – грек, Каплун – еврей, Блигкен и Робинсон – американцы, Анна Карловна Журавлева, Эйнем и Гейс – немцы, Жорж Борман – австриец, Сиу – француз. Все они прошли путь от маленьких кустарных производств сахара до шоколадных империй.

Я всегда привожу такой пример: ссыльный офицер Станислав Якубовский, , оказавшийся после подавления Волынского восстания в 1863 году в Вятке, открыл там булочную-кондитерскую. В 1907 году фабрика Якубовского была единственным кондитерским производством, делегированным от России на Всемирную выставку в Париже, где получила Гран-при и крест Почетного легиона за шоколадные изделия.

Или вот еще. Жорж Борман – у него была самая большая шоколадная фабрика в Санкт-Петербурге. Его знаменитым брендом был шоколад «Триумф». Начиная с 1897 года, Жорж Борман участвовал в семи крупнейших международных промышленных выставках – в Лондоне, Антверпене, Париже, Брюсселе, Чикаго. И на всех получал за «Триумф» высшие награды. Кстати, Борман первым сделал производство открытым – поставил машину по производству шоколада в торговый зал. Он же изобрел автомат по продаже плиток шоколада и сделал пасхальные шоколадные яйца, в которые вкладывал шоколадную церковную символику.

А везде написано, что шоколадные яйца с сюрпризом придумал в 1972 году швейцарский дизайнер Генри Рот, а потом компания Ferrero запустила их в производство как «Киндер-Сюрпризы».

Так вот, в коллекции Музея есть прейскурант 1909 года крупнейшей московской шоколадной фабрики Иоганна Динга: в нем представлены пасхальные шоколадные яйца разных размеров с сюрпризами. Мне посчастливилось приобрести одно яйцо из этого прейскуранта – русский шоколадный киндер-сюрприз 1909 года. Многое из того, что якобы придумывается в шоколадном мире сегодня, – это реплики того, что было в дореволюционной России.

Не случайно, в 1900 году на Всемирной выставке в Париже, которую посетило свыше 50 миллионов человек (рекорд не побит до сих пор), было представлено все лучшее из мировых достижений, с чем человечество переходило в новый век. Отбор был жесточайший. Из 370 российских кондитерских производств на выставку поехало всего пять. Это были кондитерские фабрики Абрикосова, Жоржа Бормана, Эйнем, Сиу и фабрика «Виктория». Фабрики Эйнема и Бормана получили по 2 Гран-при, Большую Золотую медаль взял Сиу, Большую Серебряную – Абрикосов, «Виктория» заслужила Похвальный отзыв.

Это ведь были исключительно семейные бизнесы?

Да, за основателями бизнеса пришли их многочисленные сыновья и потомки. У Абрикосова было 22 ребенка! У Гейца – 13 детей, у Сиу – трое, и почти все в шоколадном бизнесе… Это были образованные люди, они много путешествовали, смотрели и искали лучшие какао-бобы по всему миру. Кстати, Советский союз все 70 лет завозил какао-бобы из Африки – по бартеру, в счет поставок оружия. Понятно, что это были какао бобы очень скромного качества. А до Революции шоколадные фабриканты завозили гуякуль – один и лучших сортов какао бобов из Южной Америки. Сейчас у нас сейчас даже профессионалы таких названий не знают.

Судя по количеству производств, получается, что в России потреблялось много шоколада?

Нет, шоколад всегда был предметом роскоши, большинство людей могли себе позволить шоколад только на Рождество. Но у кондитерских фабрик был очень широкий ассортимент – скажем, Абрикосов выпускал 800 наименований продукции: от супершоколада до так называемого народного шоколада, пастилы, карамели, мармелада. Любая современная кондитерская фабрика едва ли производит сто наименований. Так вот, самый дорогой шоколад стоил 2 руб., а народный шоколад стоил рубль за 1 кг. Для сравнения: квалифицированный кондитер получал в месяц 22-27 рублей.

Чем народный шоколад отличался от элитного?

Сортом используемого какао. Существует три сорта какао, народный шоколад делался из самого простого какао. Но заметьте, это было какао, а не жмых.

Если судить по информации на этикетке, то сегодняшние российские фабрики делают даже не народный шоколад, а просто нешоколад?

Сегодня всего несколько российских фабрик какао бобы обжаривают, остальные получают уже готовую смесь. Поэтому цена плитки такого «шоколада» в магазине 37-40 рублей за сто граммов, включая упаковку. А себестоимость натурального шоколада – 52 рубля за 100 грамм, и это только сырье, без изготовления, без упаковки.

А натуральный шоколад имеет срок годности?

Приведу такой пример. В 1973 году была знаменитая экспедиция Дмитрия Шпаро на Северный полюс. Они нашли «посылку» известного полярного исследователя Эдуарда Толля, искавшего землю Санникова, который в 1900 году заложил на Таймыре на мысе Депо несколько ящиков продуктов, которыми планировал питаться на обратном пути. Экспедиция погибла, а продукты остались. И вот через 70 лет Шпаро их нашел. Там были консервы, чай и 40 плиток легендарного шоколада «Ванильный» фабрики М. Конради. В Москве продукты были переданы в лаборатории на исследование, шоколад попал в лучшую лабораторию на «Красном Октябре». Пробы показали следующее: консервы съедобны, но их лучше отдать собакам, поскольку в состав, помимо мяса, входила капуста; чай утратил свои вкусовые свойства, а шоколад в идеальном состоянии, практически, без «поседения» и его можно употреблять в пищу. Часть этого шоколада исследователи заложили еще на 50 лет, чтобы вскрыть в 2024 году.

Так хороший шоколад должен седеть?

Белый налет, образующийся на шоколаде, – это концентрированное масло какао. Шоколад хранится при температуре 18-20 градусов. Если у вас в холодильнике температура плюс 4-10, то конечно шоколад поседеет. Таким образом, это один из явных признаков, что шоколад неплохого качества.

Что стало с дореволюционными кондитерскими производствами – все было уничтожено или кому-то удалось воспроизвести бизнес в эмиграции?

Производство шоколада – это высококлассное оборудование и уникальная команда специалистов. К примеру, у Эйнема все технологи были иностранцами. Кто-то уехал, кто-то был расстрелян (например, всю семью Яни расстреляли), оборудование было уничтожено. Пролетариату нужны были сахар и карамель, а не шоколад, кондитерские фабрики были остановлены – полностью или частично.

Но есть другой пример – Антуан Рюмпельмайер. В 1865 году он получил звание Поставщика Двора Его Императорского Величества за то, что поставлял в Ницце шоколад к русскому двору. Рюмпельмайер никогда не жил в России, но он раскрутился и стал знаменит благодаря русским клиентам. Знаменитое парижское кафе «Анжелина» сначала называлось Rumpelmayer – в 1903 году Антуан Рюмпельмайер открыл небольшое кафе-кондитерскую, а теперь кафе Rumpelmayer есть по всей Европе и в Америке.

Или Карл Фацер – молодой человек, который приехал в Россию, и ему случайно на глаза попалась книга «Шоколадная кухня» М. Конради. Он не знал, чем заниматься, поступил на службу к господину Конради, меньше года отработал, узнал технологию производства шоколада. Потом нанялся к Жоржу Борману, затем уехал обучаться в Париже и, наконец, открыл в Гельсингфорсе крошечную кондитерскую, которая потом стала транснациональным брендом Fazer.

Можно казать, что у вас тоже семейный бизнес – вы делаете музей и собираете коллекцию, ваша супруга занимается шоколадным магазином, а дочь – шоколадным ателье «Злата Розман». Кстати, почему такое название?

Злата Розман – так звали мою бабушку.

У вас в музее можно не только увидеть уникальные экспонаты, но и попробовать шоколад разных эпох, а также самим сварить шоколад или сделать конфету. Где вы берете рецепты?

У нас в музее можно попробовать шоколад по рецепту ацтеков, шоколад французской знати из «Энциклопедии» Дидро и Даламбера, пралине по рецепту середины XVII и натуральное сырье – белый шоколад, молочный, черный. Рецепт шоколада ацтеков 1526 года мы слегка подкорректировали – убрали частично перец. Это был рецепт жрецов, которые варили шоколад только для вождей и знати.

Ссылка на основную публикацию