Тарзан стал похож на шоколадную Аленку

Тарзан стал похож на шоколадную Аленку

В начале 1960-х годов в Советском Союзе приняли новую продовольственную программу, и кондитерам поручили создать массовый и доступный продукт — молочный шоколад. Тогда в стране производили преимущественно горький шоколад — более полезный, но менее приятный на вкус. Известные столичные и региональные фабрики долго экспериментировали с ингредиентами для новой сладости, и первыми, кому удалось добиться желаемого вкуса и идеальной рецептуры, стали работники московской фабрики «Красный Октябрь» в 1964 году.

Изначально шоколад хотели назвать «Аленушкой» по имени героини народных сказок, а для оформления обертки планировали использовать картину Виктора Васнецова. Идея была не новой. До Октябрьской революции 1917 года «Красный Октябрь» был собственностью Фердинанда фон Эйнема и Юлиуса Гейса. Их кондитерская фабрика «Товарищество Эйнем» выпускала конфеты и печенье, а обертки к ним придумывали известные художники — Михаил Врубель, Лев Бакст, Иван Билибин, Александр Бенуа. Например, для обертки конфет «Мишка косолапый» в 1913 году взяли полотно «Утро в сосновом лесу» Ивана Шишкина.

Однако высшее руководство идею кондитеров не поддержало. По их мнению, девочка с картины Васнецова была слишком грустной, да еще и босой, — а в советской стране детство у всех должно было быть счастливым. Тогда «Красный Октябрь» решил назвать шоколад «Аленка»: так ласково называли Елен, а в 1950–70-х годах это было самое популярное женское имя.

Существует и другая версия: якобы шоколад назвали в честь двух Елен — дочерей космонавтов Юрия Гагарина и Валентины Терешковой.

После неудачи с васнецовской Аленушкой руководство фабрики в 1965 году разместило в газете «Вечерняя Москва» объявление о конкурсе фотографий. Лучшее фото маленькой девочки обещали разместить на обертке будущего шоколада. Победителем стал известный фотограф Александр Геринас, который прислал снимок своей восьмимесячной дочери. Геринас сделал его еще в 1960 году — фото уже мелькало на страницах журналов «Советское фото» и «Здоровье».

Художник-дизайнер «Красного Октября» Николай Маслов на основе этого снимка создал образ «Аленки». Правда, глаза вместо карих сделал голубыми, щеки девочки — более румяными, а губы — припухлыми. И в 1966 году на фабрике запустили первую массовую партию молочных шоколадных плиток с запоминающейся оберткой. А позднее на обороте появился еще и рекламный слоган: 16-летняя школьница Александра Егорова настолько полюбила шоколад, что сочинила стихотворение и прислала его на фабрику.

В начале 1960-х годов в Советском Союзе приняли новую продовольственную программу, и кондитерам поручили создать массовый и доступный продукт — молочный шоколад. Тогда в стране производили преимущественно горький шоколад — более полезный, но менее приятный на вкус. Известные столичные и региональные фабрики долго экспериментировали с ингредиентами для новой сладости, и первыми, кому удалось добиться желаемого вкуса и идеальной рецептуры, стали работники московской фабрики «Красный Октябрь» в 1964 году.

Изначально шоколад хотели назвать «Аленушкой» по имени героини народных сказок, а для оформления обертки планировали использовать картину Виктора Васнецова. Идея была не новой. До Октябрьской революции 1917 года «Красный Октябрь» был собственностью Фердинанда фон Эйнема и Юлиуса Гейса. Их кондитерская фабрика «Товарищество Эйнем» выпускала конфеты и печенье, а обертки к ним придумывали известные художники — Михаил Врубель, Лев Бакст, Иван Билибин, Александр Бенуа. Например, для обертки конфет «Мишка косолапый» в 1913 году взяли полотно «Утро в сосновом лесу» Ивана Шишкина.

Однако высшее руководство идею кондитеров не поддержало. По их мнению, девочка с картины Васнецова была слишком грустной, да еще и босой, — а в советской стране детство у всех должно было быть счастливым. Тогда «Красный Октябрь» решил назвать шоколад «Аленка»: так ласково называли Елен, а в 1950–70-х годах это было самое популярное женское имя.

Существует и другая версия: якобы шоколад назвали в честь двух Елен — дочерей космонавтов Юрия Гагарина и Валентины Терешковой.

После неудачи с васнецовской Аленушкой руководство фабрики в 1965 году разместило в газете «Вечерняя Москва» объявление о конкурсе фотографий. Лучшее фото маленькой девочки обещали разместить на обертке будущего шоколада. Победителем стал известный фотограф Александр Геринас, который прислал снимок своей восьмимесячной дочери. Геринас сделал его еще в 1960 году — фото уже мелькало на страницах журналов «Советское фото» и «Здоровье».

Художник-дизайнер «Красного Октября» Николай Маслов на основе этого снимка создал образ «Аленки». Правда, глаза вместо карих сделал голубыми, щеки девочки — более румяными, а губы — припухлыми. И в 1966 году на фабрике запустили первую массовую партию молочных шоколадных плиток с запоминающейся оберткой. А позднее на обороте появился еще и рекламный слоган: 16-летняя школьница Александра Егорова настолько полюбила шоколад, что сочинила стихотворение и прислала его на фабрику.

«Познакомиться с Аленкой
Из детишек каждый рад.
Покупайте, покупайте,
Покупайте шоколад!
Шоколад «Аленка»
Милая девчонка!
Глазки голубые,
Волосы льняные,
Щеки будто маков цвет.
Ей совсем немного лет:
Года два, а может три,
Что за прелесть, посмотри!
Очень вкусный шоколад
Приготовили для нас.
Он питательный и нежный,
И для всех людей полезный».

Вскоре рецептуру нового шоколада передали на другие советские производства. Кондитерская фабрика имени Петра Бабаева стала выпускать «Аленку» с девочкой в синем платочке на обертке, а на фабрике «Рот Фронт» появились шоколадки с изображением девочки с лейкой и собачкой с зайчиком. Но именно 100-граммовая плитка с надписью «Красный Октябрь», на обертке которой была пухлощекая девочка в платке, стала самой популярной в России и за ее пределами.

Девочка с шоколадки «Алёнка» 40 лет спустя.

Образ, знакомый всем нам с детства – Алёнка – девочка с широко открытыми глазами, смотрящая на нас с прилавков всех магазинов страны десятки лет. Внутри поста есть её фото 40 лет спустя. На тот момент ей было всего 8 месяцев, и её отец решил предложить фотографию дочери руководству фабрики “Красный Октябрь”.

Изначально для этикетки хотели использовать репродукцию известной картины “Алёнушка”, но согласование прав на использование классики живописи предвещало много сложностей. Решили поступить проще – объявили конкурс в газете “Вечерняя Москва”. В итоге конкурс выиграла фотография дочери художника Александра Михайловича Геринаса, сделанная его женой.

Недавно в интернете пошла волна перепостов фотографии вот этой женщины, а в описании говорится, что она и есть Елена Геринас – девочка, ставшая прообразом Алёнки в далёких 60-х. Насколько я понял, это не так.

Вот настоящее фото Елены Геринас:

3.

Около 10 лет назад Елена подала в суд на “Красный октябрь” с иском в несколько миллионов рублей. В иске говорилось, что фабрика неправомерно использует её изображение. Процесс длился 2 года, в течение которых эксперты досконально изучили изображения и пришли к выводу, что всё-таки на этикетке НЕ Елена Геринас. Они решили, что нарисованная Алёнка – собирательный образ. В ряду прочих в ход пошли довольно сомнительные аргументы, например то, что у Елены глаза карие, а у “Алёнки” – голубые.

Также фабрика заявила, что ещё в 60-е годы фотограф и художник получили свои гонорары и никогда не обращались с претензиями о неправомерном использовании их работы. Геринас проиграла суд.

Как и любой другой успешный продукт на рынке, “Алёнка” быстро обросла многочисленными клонами, вот некоторые из них.


Ну и, естественно, пользователи интернета создали огромное число интерпретаций известной фотографии – кто во что горазд 🙂

5.

6.

7.

8.

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

22.

В начале 2000-х фабрика “Красный Октябрь” попыталась запустить в продажу новую шоколадку “Кузя”, но конопатый друг Алёнки не пришёлся по вкусу массовому потребителю.

23.

24.

Поделитесь с друзьями:

Смотрите также:

шоколад

Комментарии:

Мне кажется, что женщину в интернете репостили не потому, что она “та самая Аленка 40 лет спустя”, а потому, что она просто удивительно на нее похожа – внешним видом и наивным выражением лица))

Может началось за здравие. 🙂 Но до меня дошло именно в таком виде – посмотрите на ту самую девочку с обёртки, 40 лет спустя.

Вот Евгений Леонов – точно на Аленку похож ! Можь, это он в младенчестве?

Нарисованная Аленка и на фото ребенка тоже мало чем похожа, платочком только что. правильно суд вынес решение этот образ художник создавал, у него и должны быть авторские права, пусть наброском и послужило фото, ну тут любой ребенок мог бы выступить прообразом. у меня у знакомой дети тоже как с обертки

Девочка и есть дочь художника

Художник Геринас принимал участие в создании образа. Автором вроде был другой художник по фамилии Маслов. Хотя спорить не буду)

Читайте также:  Бабаевский выпустил постный шоколад Праздничный в новой упаковке

Прикольно! А по-поводу судилища из-за портрета на этикетке. Всяк старается урвать. Дочь А. Жарова пыталась с писателя Сорокина содрать кругленькую сумму за якобы изображение своего отца на обложке книги Владимира Сорокина “Голубое сало”. И суд проиграла, так как на обложке изображён не А. Жаров (его в смысле фото) а портрет МУЖЧИНЫ, ПОХОЖЕГО на артиста человека. Если бы было фото – базара нет, использовали без разрешения. А так. Это всего лишь рисунок. И этикетка “Алёнки” – не фотографическая, а срисованная с фото, очень похожа, но всё же это рисунок.

А почему коммент Местного удалён? Он просто постулировал, что Геринас – еврей.
В царской России евреи-ренегаты (выражение Шолома Алейхема) принимали христианство. А СССР аналогичным деянием было смена ФИО. Так что, даже если у Геринаса и были в родне евреи (или латыши, или литовцы), став Александром Михайловичем, он от них отрёкся.

я ничего не постулировал, и никто не от чего не отрекался.
Просто на фото еврейская тётечка, что я собственно и указал.

Ваш коммент звучал вроде: «Шоколад надо было назвать не «Алёнка», а «Еврейка»». Следует ли из него, что Алёнка (или Елена) еврейкой быть не может? Иначе для чего такие уточнения?

чуство юмора либо дано либо нет..

atlakatl, потому что меня утомили разговоры о евреях, масонах, либералах, русофобах, политиках и прочих соц. группах, особенно в постах, где речь совершенно не об этом.

А все таки, ребенок на первом фото отлично получился, очень красивая девочка! Поэтому и сыр-бор вокруг “шоколадных рож”.

Мне всё равно какая обёртка даже 40 лет спустя, лишь бы шоколад был вкусный, я так его люблю.

Новодворская и Собчак понравились. слов нет, красавы.. 🙂

Геринас просто аферистка. Не похожи фото с обёрткой. Ни чем. кроме того что платок одинаково завязан. а вот настоящую алёнку. которая совсем не изменилась. а осталась точно такой как на обёртке. показывали в одной передаче по телевизору. Глаза как бли. так и остались – солнышком. носик уточкой! лицо широкое. А на фотке у Геринас – глаза другие. нос другой. она мотивирует тем. что художник “переработал” её фотку. а зачем тогда вообще брать фотку. если там всё “переработано”. Художнику это не надо. У настоящей Аленки (зовут её. кстати. не Аленка) ничего перерабатывать не нужно было художнику. нарисовал как есть. Такая же она и выросла!

Геринас просто аферистка. Не похожи фото с обёрткой. Ни чем. кроме того что платок одинаково завязан. а вот настоящую алёнку. которая совсем не изменилась. а осталась точно такой как на обёртке. показывали в одной передаче по телевизору. Глаза как бли. так и остались – солнышком. носик уточкой! лицо широкое. А на фотке у Геринас – глаза другие. нос другой. она мотивирует тем. что художник “переработал” её фотку. а зачем тогда вообще брать фотку. если там всё “переработано”. Художнику это не надо. У настоящей Аленки (зовут её. кстати. не Аленка) ничего перерабатывать не нужно было художнику. нарисовал как есть. Такая же она и выросла!

Девочка с шоколадки «Алёнка»: как она выглядит 50 лет спустя

В 1966 году вся огромная страна познакомилась с пухлощекой девчушкой с обертки шоколада «Аленка». Изображение малышки так полюбилось всем, что до сих пор используется фабрикой при выпуске шоколадных плиток. Многие задавались вопросом, кто эта девочка, изображенная на плитке? А может, это просто фантазия художника? Оказалось, что это вполне реальный человек.

Все началось с конкурса

В начале 60-х годов было решено выпустить в производство шоколад, который бы запомнился всем своим вкусом и видом. И именно с изображением на обертке возникли трудности. Изначально было предложено, чтобы на шоколадке печаталась репродукция известной картины Васнецова «Аленушка». Но образ грустной босоногой девочки шел вразрез с представлениями о советском ребенке тех времен.

Был объявлен всесоюзный конкурс, по правилам которого любой мог выслать фото для будущей обертки. Одна из присланных работ принадлежала фотографу Александру Геринасу. Он запечатлел свою восьмимесячную дочку Елену. В ее пухлое личико и широко распахнутые глаза влюбились сначала жюри конкурса, а затем и вся страна.

Аленка – одна на миллион

Вариантов шоколадной обертки было множество. Девочки с флажками и шариками, снегурочки, комсомолки, спортсменки – всех уже и не припомнишь. Но милая девчушка Аленка затмила всех своей детской открытостью. Со временем изображение девочки в платочке вытеснило все остальные варианты. Был среди них даже мальчик Кузя, но шоколадки с ним вышли ограниченной серией и больше не выпускались.

Где ты, Аленка? Поиски прототипа

В 1992 году газета «Вечерняя Москва» начала поиск прототипа знаменитой девочки с обертки. Редакцию буквально завалили письмами, в которых взрослые «Аленки» присылали свои детские фото с уверениями, что именно они «те самые». Журналисты провели свое расследование и по обложке журнала «Здоровье» от 1965 года нашли Елену Геринас.

Женщина подтвердила, что именно ее фото выиграло конкурс на лучшую шоколадную обертку. Она и поведала полную историю о своем отце, о снимке и даже показала негатив того самого фото девочки в платочке. Возможно, если бы не была поднята шумиха вокруг поисков прототипа Аленки, Елена Геринас и дальше жила бы тихо и спокойно. Но история была предана огласке и получила неожиданное продолжение.

Авторские права на собственное лицо

В начале 2000-х годов Елена Геринас подала в суд на «Красный Октябрь» за использование ее изображения без ее непосредственного согласия. Компания собрала лучших юристов, и прения начались. Елена представила конкурсный снимок, на котором ей всего 8 месяцев. На первый взгляд он очень схож с итоговым изображением на обертке знаменитой шоколадки. Но эксперты стали сравнивать каждую деталь чуть ли не под микроскопом и находили одно отличие за другим.

Снимок был отретуширован перед использованием. Глаза девочки поменяли цвет, лицо стало пухлее, а губки – чуть другой формы. Но в остальном это один и тот же ребенок, что было очевидно всем, кроме экспертов. Даже доводы самой Елены Геринас, что узелок на платочке на фото и на обертке завязан одинаково, не взяли в расчет. А ведь так завязывают узел только левши – мама Елены как раз и была леворукой.

Суд женщина проиграла. Больше отстаивать свои права на собственное лицо Елена не пыталась. Она живет в подмосковных Химках с мужем и детьми. Женщина работает фармакологом, она не связала свою жизнь с модельным бизнесом, как писалось в некоторых СМИ. Елена не общается с журналистами и по понятным причинам избегает их. Утратив веру в справедливость, женщина просто живет скромно и уединенно. Между тем, шоколад Аленка продолжают выпускать с изображением пухленькой девочки в платочке. И, похоже, у этой малышки впереди еще много долгих безоблачных лет.

Тарзан стал похож на шоколадную Аленку

В начале 1960-х годов в Советском Союзе приняли новую продовольственную программу, и кондитерам поручили создать массовый и доступный продукт — молочный шоколад. Тогда в стране производили преимущественно горький шоколад — более полезный, но менее приятный на вкус. Известные столичные и региональные фабрики долго экспериментировали с ингредиентами для новой сладости, и первыми, кому удалось добиться желаемого вкуса и идеальной рецептуры, стали работники московской фабрики «Красный Октябрь» в 1964 году.

Изначально шоколад хотели назвать «Аленушкой» по имени героини народных сказок, а для оформления обертки планировали использовать картину Виктора Васнецова. Идея была не новой. До Октябрьской революции 1917 года «Красный Октябрь» был собственностью Фердинанда фон Эйнема и Юлиуса Гейса. Их кондитерская фабрика «Товарищество Эйнем» выпускала конфеты и печенье, а обертки к ним придумывали известные художники — Михаил Врубель, Лев Бакст, Иван Билибин, Александр Бенуа. Например, для обертки конфет «Мишка косолапый» в 1913 году взяли полотно «Утро в сосновом лесу» Ивана Шишкина.

Однако высшее руководство идею кондитеров не поддержало. По их мнению, девочка с картины Васнецова была слишком грустной, да еще и босой, — а в советской стране детство у всех должно было быть счастливым. Тогда «Красный Октябрь» решил назвать шоколад «Аленка»: так ласково называли Елен, а в 1950–70-х годах это было самое популярное женское имя.

Существует и другая версия: якобы шоколад назвали в честь двух Елен — дочерей космонавтов Юрия Гагарина и Валентины Терешковой.

После неудачи с васнецовской Аленушкой руководство фабрики в 1965 году разместило в газете «Вечерняя Москва» объявление о конкурсе фотографий. Лучшее фото маленькой девочки обещали разместить на обертке будущего шоколада. Победителем стал известный фотограф Александр Геринас, который прислал снимок своей восьмимесячной дочери. Геринас сделал его еще в 1960 году — фото уже мелькало на страницах журналов «Советское фото» и «Здоровье».

Читайте также:  Что съесть, чтобы поднять себе настроение, рассказали эксперты

Художник-дизайнер «Красного Октября» Николай Маслов на основе этого снимка создал образ «Аленки». Правда, глаза вместо карих сделал голубыми, щеки девочки — более румяными, а губы — припухлыми. И в 1966 году на фабрике запустили первую массовую партию молочных шоколадных плиток с запоминающейся оберткой. А позднее на обороте появился еще и рекламный слоган: 16-летняя школьница Александра Егорова настолько полюбила шоколад, что сочинила стихотворение и прислала его на фабрику.

В начале 1960-х годов в Советском Союзе приняли новую продовольственную программу, и кондитерам поручили создать массовый и доступный продукт — молочный шоколад. Тогда в стране производили преимущественно горький шоколад — более полезный, но менее приятный на вкус. Известные столичные и региональные фабрики долго экспериментировали с ингредиентами для новой сладости, и первыми, кому удалось добиться желаемого вкуса и идеальной рецептуры, стали работники московской фабрики «Красный Октябрь» в 1964 году.

Изначально шоколад хотели назвать «Аленушкой» по имени героини народных сказок, а для оформления обертки планировали использовать картину Виктора Васнецова. Идея была не новой. До Октябрьской революции 1917 года «Красный Октябрь» был собственностью Фердинанда фон Эйнема и Юлиуса Гейса. Их кондитерская фабрика «Товарищество Эйнем» выпускала конфеты и печенье, а обертки к ним придумывали известные художники — Михаил Врубель, Лев Бакст, Иван Билибин, Александр Бенуа. Например, для обертки конфет «Мишка косолапый» в 1913 году взяли полотно «Утро в сосновом лесу» Ивана Шишкина.

Однако высшее руководство идею кондитеров не поддержало. По их мнению, девочка с картины Васнецова была слишком грустной, да еще и босой, — а в советской стране детство у всех должно было быть счастливым. Тогда «Красный Октябрь» решил назвать шоколад «Аленка»: так ласково называли Елен, а в 1950–70-х годах это было самое популярное женское имя.

Существует и другая версия: якобы шоколад назвали в честь двух Елен — дочерей космонавтов Юрия Гагарина и Валентины Терешковой.

После неудачи с васнецовской Аленушкой руководство фабрики в 1965 году разместило в газете «Вечерняя Москва» объявление о конкурсе фотографий. Лучшее фото маленькой девочки обещали разместить на обертке будущего шоколада. Победителем стал известный фотограф Александр Геринас, который прислал снимок своей восьмимесячной дочери. Геринас сделал его еще в 1960 году — фото уже мелькало на страницах журналов «Советское фото» и «Здоровье».

Художник-дизайнер «Красного Октября» Николай Маслов на основе этого снимка создал образ «Аленки». Правда, глаза вместо карих сделал голубыми, щеки девочки — более румяными, а губы — припухлыми. И в 1966 году на фабрике запустили первую массовую партию молочных шоколадных плиток с запоминающейся оберткой. А позднее на обороте появился еще и рекламный слоган: 16-летняя школьница Александра Егорова настолько полюбила шоколад, что сочинила стихотворение и прислала его на фабрику.

«Познакомиться с Аленкой
Из детишек каждый рад.
Покупайте, покупайте,
Покупайте шоколад!
Шоколад «Аленка»
Милая девчонка!
Глазки голубые,
Волосы льняные,
Щеки будто маков цвет.
Ей совсем немного лет:
Года два, а может три,
Что за прелесть, посмотри!
Очень вкусный шоколад
Приготовили для нас.
Он питательный и нежный,
И для всех людей полезный».

Вскоре рецептуру нового шоколада передали на другие советские производства. Кондитерская фабрика имени Петра Бабаева стала выпускать «Аленку» с девочкой в синем платочке на обертке, а на фабрике «Рот Фронт» появились шоколадки с изображением девочки с лейкой и собачкой с зайчиком. Но именно 100-граммовая плитка с надписью «Красный Октябрь», на обертке которой была пухлощекая девочка в платке, стала самой популярной в России и за ее пределами.

Девочка с шоколада “Аленка” спустя полвека

И действительно, если сравнить фото маленькой Елены и упаковку лакомства, выпускаемого фабрикой “Красный октябрь”, не остается сомнений, что портрет рисовали с этой девчушки. Однако взрослой Геринас не удалось доказать, что обертку украшает именно она.

Девочка с обложки

В 1964 году “Красный октябрь” решил, что для нового шоколада “Аленка” необходима оригинальная обертка с фирменным портретом. Поначалу шоколад выпускался с разными изображениями. Была идея использовать для оформления “Аленушку” Васнецова, но произведение художника “обошел” портрет Елены Геринас.

Ее отец, фотокорреспондент Александр Геринас, отправил на конкурс обложек для шоколада фото восьмимесячной Лены. До этого снимок кареглазой девочки в платочке появлялся на выставках, в издании “Советское фото”, а потом украсил обложку первого номера журнала “Здоровье”.

Рисованная копия снимка увидела свет в 1966 году. Однако художник Н. Маслов, перенося портрет на обертку, изменил цвет глаз, сделав их голубыми, вытянул овал лица, увеличил верхнюю губу.

Аленка на пять миллионов

Елена все детство ела шоколад со своим изображением. Гонорар за использование портрета при создании упаковки ни она, ни ее родители никогда не получали.

Взрослая “Аленка” в начале 2000-х решает подать иск к держателям торговой марки с требованием признать ее единоличным автором фотографии.

Как писали СМИ, наследница фотографа требовала обязать ответчика выплатить гонорар за использование снимка. По словам истицы, фабрика не заключала договора с их семьей, поэтому не имеет исключительного права на обложку шоколадки. Авторское вознаграждение Геринас оценила почти в пять миллионов рублей.

Были рассмотрены десятки фотографий маленькой Леночки, эксперт-криминалист Минюста Зотов насчитал 18 общих признаков. Однако эксперт-художник пришел к выводу, что на иллюстрации вовсе не маленькая Елена, а собирательный образ, самостоятельное произведение. На основе этого суд принял решение: в иске отказать.

Все “вещдоки” – январский номер журнала “Здоровье” за 1962 год, старые фотографии – Елена Александровна старательно оберегает, чтобы их не могла использовать в своих интересах противоположная сторона.

В истории “Аленки” много пробелов – например, неизвестно точное имя художника, который перерисовывал фото: Н. Маслова нет в живых, и спросить не с кого.

– У меня и платочек тот жив, выцвел, правда, немного. Присмотритесь к шоколадной Аленке, у нее узелок по-особому завязан, потому что моя мама – левша. Эту деталь на суде тоже отметили, но почему-то не учли, – рассказывала Елена в одном из своих интервью.

Заслуженный юрист РФ, профессор кафедры судебных экспертиз Московской юридической академии Александр Зинин так комментировал в прессе неудачу Геринас:

– Такие случаи нередки в наше беззастенчивое время. Здесь мы имеем дело с гражданско-правовой казуистикой. В России защищаются авторские права изготовителя изображения, а не того человека, чье лицо представлено на изображении. В Гражданском кодексе РФ не прописано четко право на собственное лицо, как бы и в чем бы оно ни изображалось. Поэтому суд над “Аленкой” Аленка и проиграла. Художник фабрики лишь отретушировал фотографию девочки – и она стала другим произведением.

Эксперт по шоколаду

С тех пор прошло уже больше десяти лет. Доказать, что на обертке именно ее фото, Елена Геринас больше не пыталась.

Кроме нее, на звание “Аленки” были и другие претендентки. Например, жительница Брянска, которая якобы не только украсила собой шоколадку, но и была на обложке журнала “Здоровье”. Нашлась своя Аленка и на Кубани: женщина утверждала, что в 1959 году к ним в детский сад приезжал столичный фотограф, который выбрал ее.

Но для большинства именно Елена Геринас является прототипом девочки с упаковки любимого лакомства: что бы там ни “собирал” художник, выражение лица у шоколадной “Аленки” именно такое, как у Геринас, запечатленной отцом-фотографом несколько десятков лет назад.

Елена не пошла по стопам своего отца – она специалист в области фармакологии. Сейчас женщина живет в подмосковных Химках с мужем и двумя детьми.

Ее иногда можно увидеть на экране ТВ – например, в качестве эксперта по шоколаду “Аленка”, который теперь производит не только “Красный Октябрь”, но и другие кондитерские фабрики.

КТО ЖЕ ТЫ, АЛЕНКА?

СЛАДКАЯ ТЯЖБА
Дочь фотографа все еще надеется получить с кондитеров свои миллионы
Узнать телефон Елены Геринас в подмосковных Химках не составило труда. В справочном бюро города значился только один абонент с такой редкой фамилией.
В 1992 году ее уже разыскивала другая газета – “Вечерняя Москва”, обратившись к читателям с вопросом: “Кто ты, шоколадная Аленка?”. Обрушился целый шквал телефонных звонков и писем: “А может, это я?” Наконец удалось найти Елену – дочь того самого фотокорреспондента Александра Геринаса, который когда-то сделал знаменитый снимок Аленки. Вначале он появился в журнале “Советское фото”, потом украсил первый номер журнала “Здоровье”, а еще через четыре года милое личико “девочки, с которой все хотят дружить”, красовалось на шоколадке. 16-летняя девушка Саша Егорова написала на фабрику “Красный Октябрь” письмо со стихами, где были такие строчки: “Познакомиться с Аленкой из детишек каждый рад, покупайте, покупайте, покупайте шоколад”. Стихи понравились, и их напечатали с обратной стороны шоколадной обертки. Елене было тогда пять лет. Сейчас ей – 42.
Начиная очередную рекламную кампанию, кондитерская фабрика пригласила Елену Александровну на свое торжество, вручила ей приз как “супермодели” и презентовала свою сладкую продукцию. Об авторском вознаграждении или подписании договора – ни слова. Тогда Геринас и подала в суд, пытаясь доказать, что на шоколадной обертке – именно она, а, стало быть, фабрика, тиражируя снимки без разрешения, нарушает ее авторские права. Потребовалось не только предъявить “вещдоки”, но и провести экспертизу – сравнить фото дочки Александра Геринаса с изображением девочки в платочке.
Эксперт Минюста Зотов насчитал 18 общих признаков, были рассмотрены чуть ли не под лупой десятки фотографий маленькой Леночки Геринас, однако суд решил: в иске отказать.
– Елена Александровна, может, и правда, это не вы, а какая-нибудь другая девочка, ваш отец ведь очень часто снимал детей? – спрашиваю.
– Ну что вы! В нашей семье всегда все знали, что на шоколадке – мой портрет. У меня и негативы от того снимка сохранились. Когда отец умер, а он развелся с мамой и жил в другой семье, нам передали весь его архив. Там я и нашла пленку.
– А подпись под снимком – “Аленка” тоже он придумал?
– Думаю, да. Он часто подписывал мои снимки “Матрешка”, “Малышка”, “Леночка”, “Аленка”.
Геринас показывает пожелтевшие маленькие фотокарточки. Вот она в меховой шапочке наклонилась и что-то разглядывает на снегу. Вот – на руках у мамы – Софьи Леонидовны. Похожа!
– У меня и платочек тот жив, выцвел, правда, немного. Присмотритесь к шоколадной Аленке, у нее узелок по-особому завязан, потому что моя мама – левша. Эту деталь на суде тоже отметили, но почему-то не учли.
Все “вещдоки” – январский номер журнала “Здоровье” за 1962 год, негативы, старые фото Елена Александровна старательно оберегает, чтобы их не могла использовать в своих интересах противоположная сторона. Речь-то в конце концов идет о сумме в несколько миллионов рублей. Пока “Аленка” на суд обижена, но в том, что рано или поздно решение будет принято в ее пользу, не сомневается. Библиотекарь в прошлом, сейчас она не работает, занята лишь судебной тяжбой. Мама – Софья Леонидовна и дети – их двое – настроены не так оптимистично. Возможно, потому, что в этой истории много “белых пятен”: не известно, к примеру, даже точное имя художника, который перерисовывал фото: предположительно некто Н. Маслов. Да не факт, что “Аленка” – именно его работа. Художника уже нет в живых, и спросить, кто автор, – не у кого. А потом всем известно, что иногда сложно доказать даже самые очевидные вещи.
Для наглядности – пример с другими сладостями, вернее – с их оберткой: фантиками для конфет “А ну-ка отними!”, “Незнайка”, “Раковые шейки”, ирисок “Кис-кис”, шоколада “Конек-горбунок”. Нарисовал эскизы старейший художник фабрики Леонид Челноков, который тоже безуспешно пытается доказать в суде, что автор – он. Удача улыбнулась только писателю Эдуарду Успенскому – “папе” Чебурашки. Были такие конфеты, помните? После большого скандала, когда Успенский потребовал защиты своих авторских прав, “Чебурашку” пустили в продажу под другим названием – “Ванька-встанька”.
ДЕВОЧКА С ШОКОЛАДНЫМИ ГЛАЗАМИ
Родителям Ани слава дочери не вскружила голову
Приехавший в Брянск столичный фотокорреспондент сделал снимок симпатичной малышки. А потом фото попало на обложку журнала
Уже в двенадцать месяцев Аня Стаценко весила двенадцать килограммов и, радуясь жизни, часто показывала дюжину остреньких зубов. Крепкий ребенок стал счастьем молодой семьи Стаценко. Медицинских проблем не было, а в поликлинику, как положено, ходили на регулярные осмотры.
День, когда залетный фотокорреспондент из столичного журнала носился по коридору и снимал детей, мама, Нина Васильевна, помнит, но точную дату определить не берется.
– Сидели мы с Аней в кабинете у врача. Откуда-то появился этот фотограф. Я тогда даже толком не поняла, из какого он журнала. А потом муж приносит “Здоровье” и говорит: “Смотри, наша Аня!”. Я не утверждаю, что на обложке был снимок нашей дочери, но нам с мужем так показалось. Очень похожие края косыночки, мы ее, кстати, долго хранили. Позже я дочери рассказывала эту историю.
Причина осторожности и оговорок Нины Васильевны не только в провинциальной скромности, но и в том, что она восемнадцать лет служила в транспортной прокуратуре, то есть точность для нее – профессиональное понятие. Больше всего она опасается, что этот рассказ может быть воспринят как претензия к фабрике “Красной Октябрь”.
Сама Анна Стаценко, теперь Межгородская, тоже забеспокоилась, когда услышала о том, что ее имя может появиться в газете:
– Зачем это? Тогда придется доказывать, что на снимке изображена именно я.
Впервые шоколадной историей она заинтересовалась лет десять назад, вернее, обратила внимание на рассказ матери. Нина Васильевна и раньше упоминала об этом событии, но девочку это как-то не затрагивало. А тут стали перебирать старые вещи и в залежах бумаг обнаружили старый журнал со знаменитым снимком. Он и сейчас хранится у Анны, но уже наклеенный на картон.
– Конечно, приятно было узнать от мамы о происхождении этой фотографии, – говорит Анна, – но она действительно никому не пыталась доказывать, что на снимке изображена ее дочь.
На снимке в журнале – кареглазая девочка с устремленным вверх взглядом. У Анны цвет глаз с возрастом не изменился, как это иногда случается. Поразительно и то, что другие детские снимки тоже запечатлели особенную манеру смотреть вверх. В общем, сходство с Аленкой удивительное, хотя нельзя отбрасывать того обстоятельства, что маленькие дети больше похожи друг на друга, чем взрослые. А если уж принарядить дитя в платочек.
Так или иначе, но некоторый шарм в семейную жизнь Стаценко история “Аленки” привнесла. И все потому, что они относятся к ней с юмором. Ахнули и рассмеялись, когда узнали, что другая выросшая девочка, доказывающая свое шоколадное первородство, намерена вырвать у “Красного Октября” чуть ли не миллион долларов. Анна полагает, что какие-то претензии фабрике может предъявить разве что художник, превративший малютку с карими очами в голубоглазое диво. Хотя, разумеется, деньги не помешали бы и самой Анне в ее бизнесе. Много лет отдав медицине, она не бросила эту службу, как сделали многие коллеги, сраженные бедностью. Сейчас у нее частный кабинет коррекции зрения с помощью контактных линз. Периоды трудностей помогала преодолевать природная веселость. У Анны и дом веселый. На попечении двух дочерей большой белый пудель и сонливый разъевшийся кот. Старшая, Катя, недавно вышла замуж, у двенадцатилетней Оли увлечения контрастные – игра на фортепиано и каратэ.
Шоколад? Нет, в семье нет культа “Аленки”, но на шоколадку с портретом голубоглазой малышки смотрят с умилением.
КСТАТИ
Тамара ФЕДОРОВА, одна из старейших сотрудниц журнала “Здоровьe”:
– В 1962 году я еще не работала в журнале – я тут с 1970 года, но знаю со слов коллег, что Александр Геринас был нашим внештатным фотокорреспондентом, приносил снимки, редакция отбирала то, что ей подходило, расплачивалась, и – до свидания. Никаких авторских претензий не возникало. У журнала был в те годы огромный тираж, поэтому опубликованные снимки видела почти вся страна. Как-то раз фотограф снял в рекламе лака “Прелесть” одну нашу сотрудницу, так ей мужчины со всей страны письма писали и замуж звали. Вот и обложку с Аленкой приметили. Девочка на ней действительно очень похожа на ту, что глядит на нас с обертки шоколада и других сладостей.

Читайте также:  Сладости делают детей жестокими

На нашем сайте действуют правила поведения, которые мы настоятельно просим соблюдать. В комментариях запрещены:

  • ненормативная лексика
  • призывы к насилию, оскорбления на национальной почве
  • оскорбления авторов материалов, других пользователей сайта
  • реклама, ссылки на иные ресурсы, телефоны и другие контакты

Редакция не занимается проверкой контактов, расценивая их как априори вредные для других пользователей. Сообщения с перечисленными нарушениями удаляются модератором. Также мы уведомляем, что редакция не несет ответственности за содержание комментариев, даже если позиция пользователей не совпадает с мнением редакции

Ссылка на основную публикацию