Санкт-Петербург оказался затопленным шоколадными реками

Самые крупные наводнения в истории Санкт-Петербурга

Говорят, что за собственную красоту Санкт-Петербург всю жизнь расплачивается неблагоприятными условиями. Действительно, Петр I выбрал для своего детища крайне неудачное месторасположение — северные ветра, болотистая местность и большое количество воды в округе. И если от болот через несколько лет после основания не осталось и следа, то ветра и вода по сей день приносят немало хлопот жителям.

Наводнением принято считать подъем воды на 1,6 м выше ординара. Ординар установлен неподалеку от Горного института. Обычно наводнения случаются в сентябре-декабре, но паводки случались и зимой, и весной. Причиной подъема воды в реках и каналах эксперты считают атлантические циклоны, которые вызывают нагонную волну из Финского залива, а она, в свою очередь, препятствует свободному течению городских водных источников.

Самое первое в истории наводнение в Петербурге произошло спустя всего несколько месяцев с даты основания — в ночь с 19 на 20 августа 1703 года. Тогда вода поднялась более чем на 2 метра, затопила Заячий остров и смыла часть леса, заготовленного для строительства крепости. В связи с этим внесли некоторые корректировки в план ее возведения:

— Так как при наводнении Заячий остров покрывался водою, то при построении крепости его несколько возвысили и даже увеличили насыпкою земли, — говорится в летописи города.

Следующее крупное наводнение наблюдали 5 лет спустя. Стихийное бедствие поразило Петра I. Вот что пишет он А.Д.Меншикову в эти дни:

— Третьего дня ветром вест-зюйд такую воду нагнало, какой, сказывают, не бывало. У меня в хоромах было сверху пола 21 дюйм и по городу и по другой стороне по улице свободно ездили на лодках. И было утешно смотреть, что люди по кровлям и по деревьям, будто во время потопа, сидели — не только мужики, но и бабы. Однако же вода недолго держалась, менее трех часов. Хотя и зело велика была, беды большой не сделала.

Всем было очевидно, что при дальнейшей застройке города со стихией не считаться невозможно. Васильевский остров, например, хотели поднять над уровнем почвы на 3 метра. А жители прибрежных территорий были обязаны подсыпать и укреплять берега и повышать фундаменты строившихся зданий.

Но технологии того времени не позволяли в полной мере обезопасить местных жителей. И наводнения повторялись почти каждый сезон. Но значительных паводков не было вплоть до 1777 года. Оно стало первым столь масштабным и разрушительным. Началось наводнение в ночь на 10 (21) сентября и сопровождалось сильным ветром. Вода держалась всего несколько часов (к полудню уровень начал падать), но успела принести многочисленные разрушения. Больше всего пострадали Коломна и Галерная гавань в западной части Васильевского острова. Дома бедняков были буквально смыты с земли, деревья вырваны с корнем, в Летнем саду были уничтожены фонтаны. Погибли около 1000 человек. Узнав о количестве жертв, императрица Екатерина II, призвала разработать план действий в минуту опасности. О приближении стихии было решено сообщать пальбой из пушки Петропавловской крепости, сигнальным флагом днем и фонарями ночью.

7 ноября 1824 года на площади у Большого театра

Но самым разрушительным и масштабным наводнением за всю историю стало то, что произошло 7 ноября 1824 года. Тогда вода поднялась на 4,1 м выше ординара. Как и в 1777 году больше всех пострадали Галерная гавань, весь Васильевский остров и Петербургская сторона. Всего за несколько часов погибли сотни горожан, тысячи голов домашнего скота, были разрушены почти все деревянные строения на затопленных территориях. До сегодняшнего дня в городе сохранились таблички, показывающие, до каких высот доходила вода. Такие таблички есть на Большой Морской, 33, 7-й линии В.О., 2, Университетской наб., 5 и т.д.

Событие 1824 года оставило след не только в памяти очевидцев, но и в произведениях искусства. Так, например, наводнение стало темой поэмы Пушкина «Медный всадник» (хотя самого поэта не было в городе в момент разгула стихии), была написана «Панорама наводнения» Иоганна Фридриха Тилькера. Воспоминания об этих страшных днях оставили А.С.Грибоедов, И.И.Мартынов, актер Императорского театра В.А.Каратыгин и многие другие.

В феврале 1825 года император Александр I объявляет конкурс на лучший проект защиты Петербурга от наводнений. Один из участников предлагает отделить Невскую губу от Финского залива. Этот проект стал прообразом дамбы, которая появится позже. Предложения петербуржцев принимали в течение 30-ти лет. Но за все это время вода не поднималась до критического уровня, воспоминания горожан притупились, власти уже не видели столь острой потребности в решении проблемы, и на некоторое время о ней забыли.

Следующее крупное наводнение произошло в год 200-летия Петербурга в ночь на 12 ноября 1903 года. Уровень воды поднялся на 2,58 м выше ординара. Впервые стихийное бедствие удалось зафиксировать на фото- и кинопленку.

Садовая улица у бывшего Никольского рынка во время наводнения 25 ноября 1903 года

Следующее — в 1924 году. Тогда вода поднялась почти на 4 м выше уровне ординара. Был серьезно поврежден порт, снесено 19 мостов, повалено сотни деревьев. Погибли около 200 человек, еще 15 тысяч горожан были вынуждены оставить свои дома, которые не подлежали восстановлению.

Владимирская улица (Владимирский проспект) после наводнения 1924 года.

Передвижение на лодках по улицам Васильевского острова во время наводнения 23 сентября 1924 года

— Идти было невозможно. Вода хлынула в парадные и стала подниматься, заливая все новые и новые ступеньки. В подвальном помещении домконторы бухгалтерша, как княжна Тараканова, стояла, оцепенев, на столе, прижимая к груди пачку ведомостей, — вспоминает жительница Васильевского острова А. Н. Полухина.

Теперь уже новые власти города и страны заговорили о необходимости строительства дамбы. К 1932 году Институт коммунального хозяйства переработал проект, представленный Александру I, и показал его правительству. Но наступила эпоха тотальных репрессий, полетели головы чиновников, потом началась война, потом блокада. Крупных наводнений не было, и снова о необходимости защитить город от большой воды ушла с переднего плана.

Не стало стимулом и очередное крупное наводнение 1955 года, когда вода поднялась почти на 3 метра над уровнем ординара. Потребовалось еще одно наводнение — в 1975 году, чтобы дамбу, наконец, построили.

С тех пор в городе произошло всего одно крупное наводнение — в 1999 году. Тогда уровень воды в Неве превысил отметку 262 сантиметра. Ущерб, причиненный стихией, составил около 600 млн рублей.

В 2011г. сдан в эксплуатацию Комплекс защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений. Тогда же природа впервые проверила его на прочность — в ночь с 27 на 28 ноября уровень воды в Неве мог подняться до отметки 205 сантиметров.

Когда Петербург уйдет под воду

Уже ныне живущим людям в полной мере придется испытать на себе последствия климатической катастрофы. Затронет она и Балтику, а конкретно — Санкт-Петербург.

Национальное управление океанологических и атмосферных исследований США (НОАА) выпустило очередной доклад о состоянии климата Земли. Климат меняется, и одной из важнейших опасностей является угроза подъема уровня Мирового океана. Уже ныне живущим людям в полной мере придется испытать на себе последствия этой катастрофы. Затронет она и Балтику, а конкретно — Санкт-Петербург.

Пока финансисты, экономисты и футурологи гадают о судьбе нефтяных цен и возобновляемой энергетики, представители наук о Земле пытаются доказать политикам и бизнесменам, а также же широкой общественности: мир, к которому мы привыкли, стал стремительно меняться, и все ваши прогнозы, планы и надежды уже через несколько десятилетий покажутся химерой.

Согласно очередному докладу, с основными положениями которого в доступной форме можно ознакомиться здесь, наблюдается рост климатического дисбаланса. Погода, говоря бытовым языком, сходит с ума. В то время как Калифорния, Япония, Индия и Пакистан, центральная и южная Европа буквально умирают от жары, в балтийском регионе фиксируется крайне холодное лето. По данным финских метеорологов, нынешние июнь и июль — самые холодные за 50 лет.

В этом нет никакого противоречия — повышение температур в одних местах компенсируется понижением в других. Погода как бы качается на качелях, то жара – то холод, то великая сушь – то страшные дожди и наводнения. В конечном счете средняя температура потихоньку поднимается, а объемы ледников Гренландии и Антарктиды уменьшаются. Уровень Мирового океана растет по 3 мм в год. И эта скорость увеличивается.

Глобальная и явная угроза

Подъем уровня Мирового океана стал особенно заметен с начала 90-х годов ХХ века, то есть всего четверть века назад. Он складывается из абсолютного подъема уровня воды и ее теплового расширения.

То, что речь идет о миллиметрах, никого не должно успокаивать — это же так называемый средний уровень. Тем более что миллиметры быстро переходят в сантиметры — по сравнению с 1993 годом, который принято считать в НОАА за ноль, средний уровень океана поднялся на 6,5 см.

В 2007 году эксперты Межправительственной группы экспертов по проблемам изменения климата при ООН прогнозировали рост уровня Мирового океана от 18 до 59 сантиметров, но уже в 2013-м они скорректировали свой прогноз до интервала 26 – 81 сантиметр.

При этом этот рост заметнее в экваториальной части планеты, за счет центробежной силы, возникающей при вращении Земли. Такие регионы, как Мальдивские острова, атоллы Тихого океана, побережье Бангладеш, дельты Нила, Амазонки, Конго, Меконга, уже чувствуют надвигающуюся катастрофу. Даже жители Европы, от Урала до Атлантики, не останутся в стороне от последствий этого процесса — нас всех ждут потоки беженцев из тропических регионов планеты.

Российские ученые согласны с мнением своих зарубежных коллег. И хотя в восточной части Финского залива рост уровня моря будет не столь впечатляющим, как в тропиках, он может нанести серьезный ущерб и потребует изменения многих планов.

В центре “качелей”

Устье Невы и Невская губа, с точки зрения геологических и географических наук, более всего похожи на шарнир у аптекарских весов — если что-то поднимается с одной стороны, то опускается с другой.

С одной стороны, традиционно считается, что восточное (финское) побережье Ботнического залива все еще поднимается со скоростью 5–9 мм/год, при этом побережье южной Балтики опускается на 1,5 мм/год. Кронштадтский футшток в этом случае оказывается в полосе тектонической стабильности, так как вертикальная скорость перемещения земной коры практически нулевая. Это и послужило одним из оснований принять кронштадтский уровень моря за «ноль высот».

Читайте также:  Ученые выяснили что нужно организму, когда хочется сладкого

Однако с появлением новых методов измерений появились и новые данные, которые внесли определенный разнобой. В частности, измерения, проводимые со спутников GRACE, изучающих форму Земли, показывают рост земной коры в восточной части со скоростью 2–4 мм/год, но при этом, согласно другим исследованиям, конкретно в зоне Невской губы найдены участки интенсивного опускания, вплоть 8,5 мм/год. Ученые пока приняли за рабочую гипотезу, что Кронштадт таки стоит незыблемо, но тем не менее это показывает, что даже на стадии выбора точки отсчета не все так просто.

Куда придет вода

Ученые Российского государственного гидрометеорологического университета отмечают, что уже существуют рассчитанные модели роста уровня моря, исходя из нескольких сценариев возможных изменений климата и человеческого вклада в него. По оптимистическому сценарию уровень моря на 2099 год поднимется на 37 сантиметров, но возможно все пойдет по более мрачному варианту, и тогда подъем уровня моря будет на уровне 84 сантиметров. В самом худшем варианте он достигнет 1 метра.

По мнению ученых, составляя планы развития города, надо брать самый неблагоприятный сценарий развития событий в Невской губе. А это означает, что в ближайшие десятилетия под водой окажутся более 1360 гектаров городских земель, при этом более всего пострадает Приморский район, особенно в округе Лахтинского залива (там уйдут под воду 816 га).

Рост уровня моря — это и рост ординара, от которого отсчитываются уровни наводнений. Наблюдается и рост их числа — с начала XVIII века их частота увеличилась в три раза. Комплекс же защитных сооружений, отводя удар нагонной воды от центра Петербурга, перенаправляет его на побережье Курортного района.

Следует учесть, что, согласно Второму оценочному докладу правительству России, подготовленному Главной геофизической обсерваторией им. Воейкова и Росгидрометом в 2014 году, бассейн Невы в ближайшие десятилетия окажется в зоне резкого увеличения количества осадков. То, что испарится над Европой, выпадет над Петербургом, Карелией и Русским Севером. Сток Невы может значительно увеличиться, что еще более повысит угрозу наводнений — и от них уже не защитишься дамбой.

Может возникнуть патовая ситуация — когда Нева будет нести очень много воды, которой будет просто некуда деться, и было бы правильным открыть ворота защитных дамб, но с другой стороны будет идти встречная нагонная волна. Какое решение придется принять отцам города? Можно попробовать сделать это самим, используя интерактивную карту, которую разработали специалисты Главной геофизической обсерватории на своем сайте.

Оценка угрозы

Парадокс заключается в том, что ни рядовой обыватель, ни бизнесмены, ни муниципальные власти не воспринимают климатические угрозы как побудительный толчок к действию. Это общемировая проблема — мы редко задумываемся над тем, что будет спустя пару-тройку десятилетий. Тем более если оказывается, что мы сами способствуем неприятным изменениям.

Тем не менее в результате международной экспертизы, расположенной на этом официальном сайте, сейчас уже можно вполне определенно сказать, какие районы Петербурга можно считать наиболее рискованными в связи с природными процессами различного происхождения, а какие наиболее надежными. Разница между районами вполне существенна, так как сегодняшний Петербург — это город площадью более 1400 кв. километров, расположенный на 42 островах и имеющий в своей черте 385 водотоков и 632 водоема. И хотя уровень поверхности в черте города возвышается над уровнем моря на 60 метров, однако большая его часть — и практически весь исторический центр — лежит на высотах не более 5 метров.

Изменения климата в комплексе могут привести к трем основным рискам — это размывание берега (абразия), подтопления поверхностными водами и подъем грунтовых вод.

Абразия в первую очередь угрожает побережью Курортного и Приморского районов, где уже в наше время скорость разрушения береговой линии достигает 1,5 – 1,8 метра в год. При подъеме уровня моря эта скорость будет возрастать многократно.

Она же будет активизироваться во время повышения уровня моря во время нагонных явлений. Повышение уровня моря будет способствовать также и росту затапливаемых площадей.

Еще одна инженерно-геологическая проблема малозаметна внешне, но имеет очень большое значение для строительства и эксплуатации зданий Санкт-Петербурга. Речь идет о подъеме уровня безнапорных грунтовых вод, их самого верхнего горизонта. Стабильное повышение уровня моря повысит и так называемый базис дренирования, в результате чего уровень грунтовых вод повысится и на отдалении от морского побережья. Это приведет не только к возможному затоплению подвалов, инженерных коммуникаций, но и к ослаблению грунтов в основании сооружений с неглубоким заложением фундамента.

Ситуацию осложнит рост числа осадков в течение текущего века, в результате чего большая часть города может столкнуться со значительными рисками. Наиболее спокойными участками в этом отношении можно считать большую часть Курортного и западную часть Петродворцового района. Как ни странно, но Центральный и Адмиралтейский районы на общем фоне на данный момент выглядят не очень плохо — за счет густой сети поверхностного дренажа.

Резюмируя, можно сказать, что Санкт-Петербург, с одной стороны, несомненно находится под угрозой в связи с наблюдаемыми изменениями климата. С другой стороны, у него есть 300-летний опыт выживания в сложных условиях. Даже в черте города есть районы, более перспективные с учетом изменения уровня моря и грядущих климатических катаклизмов. Исторический центр еще можно защищать как минимум в течение ближайшего столетия. Но развивать город без учета этих факторов и тем более делать долговременные инвестиции без оглядки на них уже слишком самонадеянно.

Ученые: Через 50 лет часть Ленобласти уйдет под воду, а в Петербурге будут чаще идти дожди

В ближайшие 25-50 лет в Санкт- Петербурге будут в полтора-два раза чаще идти дожди и ливни, и возрастет опасность наводнений. Об этом на днях заявил теперь уже бывший глава Росгидромета Максим Яковенко . Не так давно мы уже выяснили, что слепо доверять такому прогнозу не стоит. Но большие потрясения нас на самом деле ждут.

«ЖЕСТКИЙ» СЦЕНАРИЙ

Прежде всего, отмечают специалисты, нужно четко различать прогноз погоды и климатический сценарий.

– Всего в мире существует четыре сценария, которые используются учеными-климатологами, – рассказывает ведущий научный сотрудник Главной геофизической обсерватории имени Воейкова, кандидат физико-математических наук Андрей Киселев. – Каждый из них – от самого жесткого до самого мягкого – может реализоваться с какой-то долей вероятности, которая высчитывается по специальным моделям. Но сказать, что через 50 лет будет именно так, а не иначе, никто сейчас не в силах. Слишком много есть факторов, которые не поддаются анализу. Например, в первые 25 лет климат будет изменяться согласно одному сценарию, а потом внезапно проснется какой-нибудь не учтенный ни в одном сценарии супервулкан – и все кардинальным образом поменяется.

По некоторым прогнозам, вода в Балтийском море до конца века поднимается на 80 сантиметров. Из-за этого часть территорий Ленобласти окажется затопленной. Фото: Олег ЗОЛОТО

Тем не менее, отмечает наш собеседник, кое-что можно с высокой долей уверенности спрогнозировать уже сейчас. Прежде всего это касается дождей: они за последние десятилетия стали куда более сильными. Там, где в прошлом веке проливался небольшой грибной дождик, теперь куда чаще идут мощные и долгие ливни.

– Параллельно с этим поднимается уровень воды в Мировом океане, – констатирует Киселев . – И при этом с каждым годом все быстрее. По некоторым оценкам к концу 21-го века он может подняться почти на 80 сантиметров. Если говорить о нашем, Северо-Западном регионе, то Санкт-Петербург, конечно, выдержит, но вот часть прибрежных территорий Ленобласти уйдет под воду.

Из-за повышения температуры зимы станут короче и мягче, обещают климатологи. Фото: Артем КИЛЬКИН

ВОЛНЫ ТЕПЛА И ХОЛОДА

То же самое будет происходить и с температурой. Сейчас она повышается по всему миру, причем в России – в два-три раза быстрее, чем в среднем по Земному шару. Причина – наша страна находится в зоне, где суша занимает больше площади, чем океан, который поглощает солнечную энергию и тем самым «сглаживает» температурные перепады.

– Соответственно, по модельным оценкам, у нас тоже со временем будет становиться теплее, – продолжает наш собеседник. – Насколько – опять же, зависит от сценария, который мы будем рассматривать. Но в тропики Санкт-Петербург и Ленобласть, конечно же, не превратятся. Но зимы, скорее всего, будут приходить позже и длиться меньше.

Те, кто вечно тоскует по лету, могут радоваться: в ближайшие 50 лет в Санкт-Петербурге и Ленобласти станет теплее. В тропики они, конечно, не превратятся, но все же повышение температуры будет ощутимым. Фото: Артем КИЛЬКИН

Зато куда чаще по стране – и в том числе по нашему региону – будут прокатываться волны резких потеплений и похолоданий. Нечто подобное можно было наблюдать в 2010 году, когда по всей России целых два месяца – в июле и августе – держались аномально высокие, вплоть до 45 градусов, температуры, в Москве горели торфяники, а в Рязанской, Нижегородской, Калужской и многих других областях полыхали разрушительные лесные пожары.

– Однако, повторюсь, это лишь один из возможных сценариев, – подытоживает наш эксперт. – Пусть и наиболее вероятный. Как все сложится в действительности – пожалуй, можно будет только увидеть своими глазами через 50 лет.

Как Петербург страдал от затоплений в XVIII–XX веках, какие легенды о наводнениях рассказывали горожане и как защищали город от потопов

Какие наводнения в Петербурге были самыми сильными, что делали в XVIII–XIX веках, чтобы защитить город от затопления, и какие легенды связаны с этим бедствием?

Главный научный сотрудник Музея истории Санкт-Петербурга Марина Логинова рассказала «Бумаге», как наводнения повлияли на планировку Петербурга и какой ущерб наносили городу.

Какие наводнения в Петербурге были самыми сильными и какие районы города страдали от них больше всего

Петербург за 300 лет своего существования пережил 323 наводнения с подъемом воды на 1,6 метра выше ординара. На Неве никогда не бывало высоких сезонных паводков, причиной подъема воды становились атлантические циклоны: юго-западные ветры вызывали нагонную волну из Финского залива, и она препятствовала свободному течению реки. Чаще всего наводнения наблюдались осенью — в сентябре и ноябре. Крупнейшие из них случились в 1777 году (вода поднялась на 3,21 метра выше ординара), в 1824 году (на 4,1 метра) и в 1924 году (на 3,8 метра).

Читайте также:  В России подорожают шоколад и сладости

Первое в истории Петербурга наводнение произошло 30 августа 1703 года. Вода поднялась на 2,5 метра, затопила Заячий остров и смыла часть леса, заготовленного для строительства крепости. Были приняты первые меры безопасности против внезапных подъемов уровня воды: «Так как при наводнении Заячий остров покрывался водою, то при построении крепости его несколько возвысили и даже увеличили насыпкою земли», — сообщает«Летопись Петропавловской крепости 1703–1789 годов», хранящаяся в Государственном музее истории Санкт-Петербурга.

Особенно заливало водой территории, близкие к Финскому заливу и устью Невы: Васильевский остров, Петроградскую сторону. Местность в районе современной станции метро «Спортивная» даже называлась Мокрушей или Мокрушами, так как ее затапливало в первую очередь.

Точно оценить ущерб каждого наводнения достаточно сложно, потому что за непродолжительным подъемом воды тянулся шлейф последствий. 7 ноября 1824 года по современному календарю — 19 ноября, практически зимнее время. Затопленные после наводнения дома не успевали просохнуть, проживавшие в них люди простужались и заболевали, поэтому количество жертв, пострадавших непосредственно в день наводнения, увеличивалось за счет заболевших после него.

Более безопасной [от наводнений] местностью были, например, так называемые Пески — район улиц Рождественских, ныне Советских. Неслучайно первые электрические фонари появились в Петербурге на Одесской улице, недалеко от Смольного монастыря (сейчас — Смольный собор). В 1998 году там был установлен памятник фонарщику, а рядом работал небольшой музей под открытым небом — музей фонарей.

Как на наводнения реагировали жители и какие легенды рассказывали о потопах

Некоторые люди считали, что наводнения — это божья кара за какие-то проступки верховной власти либо их собственные. О наводнении складывали много легенд. Например, рассказывали, как во время наводнения вымывало гробы с кладбища, и они подплывали к окнам домов. И что якобы мертвый супруг мог подплыть ко вдове.

В 1720 году на Петербургский остров (ныне Петроградская сторона) явился некий предсказатель, который пророчил: «Быть Питербурху пусту», на остров хлынет вода и затопит весь город до метки на верхушке высокого дерева, росшего на берегу. Многие горожане стали спешно переселяться из низин на болеевысокие места. Петр I, узнав об этом, велел срубить дерево, а «пророка» наказать кнутом.

Александр I же, который родился в год катастрофического наводнения 1777 года, считал бедствие 1824 года плохим для себя знаком и думал, что это конец его жизни. И через год он скончался.

Как в Петербурге пытались бороться с наводнениями и каким образом предупреждали жителей об опасности

Изначально, по замыслу Петра, Васильевский остров должен был стать центром столицы. В 1716–1717 годах был разработан проект его застройки. Чтобы предотвратить частые затопления острова, архитектор Доменико Трезини предлагал поднять уровень почвы на три метра, выкопать прямоугольную сеть каналов по образцу голландских и соорудить дамбы вдоль береговой линии. Проект был осуществлен частично. Каналы, прорытые вдоль линий Васильевского острова, оказались слишком узкими и их вскоре засыпали.

В 1764 году генерал-инженер Илларион Кутузов, отец полководца Михаила Кутузова, представил проект «О проведении канала для предотвращения жителей столицы от гибельных последствий наводнения». На плане Петербурга, воспроизводящем градостроительный проект 1760-х годов, обозначен этот канал, названный Екатерининским (теперь это канал Грибоедова). Его строительство было завершено в 1790 году, но «гибельных последствий наводнений» не предотвратило.

После наводнения 1777 года по указанию императрицы Екатерины II генерал-инженер Фридрих Бауэр составил план Петербурга с обозначением местнаводнения, а академик Логин Крафт опубликовал научную работу, перевод которой был издан в 1795 году под названием «Известия и примечания о разлитиях воды в Санкт-Петербурге».

При императоре Александре I в 1804 году по проекту генерал-лейтенанта Ивана Герарда, архитектора Императорских водных строений, началось сооружение Обводного канала — его строили с той же целью, что и канал Грибоедова. Строительство было завершено в 1834 году. На «Плане столичного города Санкт-Петербурга», опубликованном в 1820 году, уже обозначен этот канал, названный Новым.

Существовали также разные программы предупреждений жителей: на территории с Нарышкина бастиона Петропавловской крепости стреляла пушка, на пожарных каланчах (наблюдательных башнях — прим. «Бумаги») поднимали шары разного цвета.

Какие памятники наводнениям есть в Петербурге

В Петербурге есть отметки о крупнейших наводнениях: под аркой Невских ворот Петропавловской крепости, у Синего моста, в Кронштадте также у Синего моста, на Московском проспекте — у Института инженеров Путей сообщения (ныне — Санкт-Петербургский государственный университет путей сообщения). На деревянной свае около опоры Иоанновского моста установлен памятник зайцу, спасшемуся в наводнение. Рядом со входом в Комендантский дом стоит скульптура «Зайцы во время наводнения».

Своеобразным символом наводнения можно считать Медного всадника, а также львов у дома Лобанова-Ростовского, на одном из которых, согласно преданию, сидел чиновник Яковлев во время наводнения 1824 года.

Еще один печальный памятник наводнению — это братская могила рабочих Казенного чугуноплавильного завода и членов их семей, ставших жертвами разбушевавшейся стихии в 1824 году, на Красненьком кладбище. На захоронение положена чугунная плита, отлитая на заводе и сохранившаяся до наших дней.

Питер под Невой: история потопов в Северной столице

30 августа 1703 года произошло первое наводнение в истории Санкт-Петербурга. Всего за несколько часов вода поднялась более чем на два метра и затопила большую часть строящегося города

«Петербургу пусту быти»

Наводнения в устье Невы происходили и до основания Северной столицы, однако это не остановило Петра Великого – город, имевший важное стратегическое значение, был заложен. Шведские летописцы отмечали, что самое крупное затопление территории, на месте которой впоследствии вырастет целый город, случилось в 1691 году. Вода поднялась на семь с половиной метров!

«Медный всадник» на затопленной Сенатской площади

Причиной таких капризов погоды считаются циклоны Атлантики. Юго-западные ветры нагоняли волны из Финского залива, мешавшие свободному течению Невы. Обычно это происходило в осенние месяцы и даже в декабре, причем практически ежегодно. Произведя нехитрые математические подсчеты, можно выяснить, что за всю свою историю Санкт-Петербург пострадал от наводнений более 300 раз, из которых в 210 случаях вода поднималась на два метра выше ординара.

7 ноября 1824 года, на площади у Большого театра в Петербурге. Художник Федор Алексеев

Наводнение 30 августа 1703 года случилось почти сразу после закладки города на Неве. Вода стремительно затопила Заячий остров и унесла часть леса, необходимого для возведения Петропавловской крепости. После этого Петр I распорядился о проведении необходимых мер безопасности: Заячий остров искусственно возвысили и увеличили, создав насыпь. Будущий император мечтал сделать центром Петербурга Васильевский остров, но после наводнения начал сомневаться в своем решении. Тем не менее через десять лет после первого разгула стихии архитектор Доминико Трезини презентовал государю проект застройки. Он советовал поднять уровень почвы на три метра, выкопать прямоугольную область каналов по образцу голландских и соорудить дамбы вдоль береговой линии. Идею так и не удалось реализовать полностью: каналы получились слишком узкими, поэтому их пришлось засыпать.

В XVIII веке родилась легенда о злом роке, преследовавшем город. Говорили, что первая жена Петра Великого, Евдокия Лопухина, накануне собственного заточения в монастырь, бросила фразу: «Петербургу пусту быти», тем самым навлекла на столицу беды и разрушения. Впрочем, по другой версии, эти слова принадлежат некоему предсказателю, появившемуся в Петербурге в 1720 году. Он сказал, что в город хлынет вода и затопит его полностью – до метки на верхушке высокого дерева, росшего на берегу. Узнав об этом, Петр I приказал срубить злополучное дерево, а клеветника наказать кнутом. И хотя из года в год Петербург удавалось восстановить после затоплений, сам император в каком-то смысле пал жертвой стихии. Когда в 1724 году случилось очередное наводнение, государь принял участие в спасении утопающих рыбаков, сильно простудился и умер, не успев назначить наследника.

Памятная табличка на одном из петербургских домов

Тем временем петербургские наводнения не только ломали городские сооружения и приносили колоссальные убытки казне, но и приводили к переменам в административном устройстве страны. Юный император Петр II, внук Петра Великого, из страха перед новыми катаклизмами и под влиянием старого боярства в 1729 году перенес столицу в Москву. Впрочем, Петербург существовал без столичного статуса совсем недолго: через три года Анна Иоанновна вернула все обратно. Вероятно, Петр I был бы весьма горд решением своей племянницы.

Первое, но не последнее

Наводнение 1703 года лишь положило начало череде препятствий, которые природа чинила новой столице. С тех пор история Петербурга, а затем и Ленинграда была прочно связана с преодолением последствий затоплений. Самые крупные наводнения обрушились на город в 1777, 1824 и 1924 годах. Во время первого ушли под воду все фонтаны Летнего сада и хлипкие деревянные постройки, второе было увековечено А.С. Пушкиным в поэме «Медный всадник», а третье не пощадило две трети города, разрушив при этом девятнадцать мостов и около пяти тысяч домов.

Екатерининский канал. Наводнение 1903 года

После наводнения 1777 года Екатерина II подписала указ об учреждении специальных знаков и сигналов, по которым жители города смогли бы заранее узнать о катастрофе, спастись сами и уберечь свое имущество. А выдающийся поэт Г.Р. Державин даже упомянул это событие в стихах:

Горам подобно гонят воды

И с пеною песок мутят.

Петрополь сосны осеняли, –

Но, вихрем пораженны, пали,

Самое опасное наводнение в XIX веке произошло 7 ноября 1824 года. Уровень воды на четыре метра превысил показатели нормы. Больше всего пострадали Галерная гавань, Васильевский остров и Петербургская сторона, а вода на Невском доходила до Троицкого переулка (сейчас там находится улица Рубинштейна). Спасением горожан занимались в том числе генерал-губернатор столицы и герой Отечественной войны граф М.А. Милорадович, а также генерал-адъютант граф А.X. Бенкендорф. В тот же день Александр I лично посетил все места, пострадавшие от потопа, и распорядился о выдаче обездоленным петербуржцам «одного миллиона рублей из сумм, составленных от сбережений хозяйственным устройством военных поселений». По поводу наводнения 1824 года долго ходили мистические предания. Многие верили, что катастрофа была предопределена свыше, поскольку случилась ровно за 12 месяцев и 12 дней до внезапной кончины императора. Затопление Петербурга в год его двухсотлетия тоже со временем стало восприниматься петербуржцами как недоброе предзнаменование: считалось, что оно символизировало грядущие потрясения XX века, войны и революции. Кстати, тогда стихийное бедствие впервые удалось снять на кинопленку и выпустить памятные открытки с видами затопленной столицы.

Читайте также:  Фабрика Витьба выпустила черные вафли

Самое разрушительное наводнение в Ленинграде

Первое наводнение, настигшее город уже при советской власти, практически вывело из строя заводы «Красный Путиловец» и «Русский дизель», поставило под угрозу существование архивов Генерального Штаба и Петропавловской крепости. Над городом пронеслось несколько смерчей (явление для северных широт очень редкое). На несколько часов погас свет, прервалась телеграфная и телефонная связь, остановилась работа городского водопровода. Стихия бушевала в городе почти сутки. В 30-е годы власть готова приступить к решительным действиям: Институт коммунального хозяйства в 1932 году представил обширный проект возведения защитных гидротехнических сооружений. Завершить его планировалось уже к 1938 году, но убийство первого секретаря Ленинградского обкома С.М. Кирова и начало Великой Отечественной войны не позволили грандиозным замыслам осуществиться.

Спасти Северную столицу

Начиная с первого наводнения в истории Санкт-Петербурга, правители не оставляли попыток защитить город от природных катастроф. Уже в 1703 году о надвигающемся бедствии предупреждала вестовая пушка, установленная на Государевом бастионе, а с середины XVIII века сигналы об опасном подъеме воды подавали пушки Адмиралтейства. В XIX веке для этой цели также стали использовать бой барабанов и звон колоколов.

Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов

В 1715 году в Петропавловской крепости установили водомерную рейку-футшток для измерения уровня воды в устье Невы. Первые научные исследования наводнений, опубликованные в конце XVIII века, основывались на ее показаниях. Летопись самых ужасных затоплений, когда вода поднималась более чем на три метра, запечатлена на памятных досках, укрепленных под аркой крепостных ворот. По распоряжению императрицы Екатерины Второй генерал-инженер И. М. Голенищев-Кутузов, отец великого русского полководца Михаила Илларионовича Кутузова, в 1764 году написал работу «О проведении канала для предотвращения жителей столицы от гибельных последствий наводнения». В наши дни сооружение по проекту Кутузова называется каналом Грибоедова, а при императоре Александре I появились Обводный и Новый каналы.

Дамба, установленная в Санкт-Петербурге для предотвращения наводнений

Ученые, трудившиеся в «Службе предупреждения наводнений на Неве» при Главной физической обсерватории Санкт-Петербурга, в 1897 году выяснили связь наводнений с циклонами. Необходимость строительства защитной дамбы стала очевидной, но решать эту проблему довелось уже советским инженерам. К проекту, заброшенному накануне войны, вернулись в начале 1960-х годов. Работы над ним велись почти 20 лет, были приостановлены в годы «перестройки» и завершены чуть менее десяти лет назад. В августе 2011 года Санкт-Петербургская дамба была введена в эксплуатацию и с тех пор надежно защищает город от водной стихии.

Невоград (Санкт-Петербург), скрытый под водой 769 лет назад

Получился как образ с вертолета. Вот праздники в советское время, вот 1918 год со своим красным террором, вот какие-то императорские праздники, свадьбы или похороны. А вот вообще какие-то странные времена и люди. Не понять когда все началось.
Посему решил задать условие: как первый раз высадились туда люди при Петре1? Тут нарисовался военный парусник, от которого отчалил баркас и люди подплывали к крепости. Сама крепость занесена землей или глиной, заросла тонкими кривыми березами. Часть гранитных блоков видна, часть нет. То есть вид у нее заброшенный, как на гравюрах Пиранези:

только без людей и Кронверк разрушен чуть не до основания .
Попробовал определить год высадки методом перебора: получилось 315 лет назад. То есть примерно 1702 год. Все правильно. Годом основания Питера считают 1703. Но можно с уверенностью сказать, что разведку города пёхом и на корабле провели ранее. Да и сбой в календарном исчислении может присутствовать.

Итак, получилось что крепость занесена землей и глиной. А как получилось, что ее занесло? Поэтому попробовал сосредоточиться на той части образа, когда это происходит. Картина следующая: ураганный ветер, струи воды с неба, уровень воды быстро поднимается и вот уже перехлествает через стены.
Следующая картина- солнечная ясная погода, штиль, почти прозрачная вода, под которой на небольшой глубине 1-2 метра наверное, видны гранитные блоки крепости. Опять привлекаю метод перебора и получается примерно 769 лет назад. То есть в нашей системе счисления 1248 год.
Пробую взглянуть на события тех дней «шире»: Александрийская колонна едва возвышается над водой, крыши большинства сооружений сорваны. Смотрю колонну. Батюшки-светы! Изначально ее постамент еще на пару-тройку метров выше и со стороны Адмиралтейства есть дверь в него. Как у Растральных колонн. Но эта дверь оказалась полностью занесена, наносами, да и уровень воды слишком высок. Посему никто не стал разгребать толстые наносы, а положили брусчатку поверх. То есть сейчас она просто под поверхностью земли.

красные стрелки примерное направление движения волны, а полоса – примерная граница затопления. Вообще-то, стрелки стоило бы повернуть на 45 град против часовой. Чтоб направление распространения соответствовало. Тогда граница Скандинавии будет перпендикулярна первичной волне.и примерно соответствовать отмеченной границе затопления.

Затопление произошло посредством длинной волны, цунами, которая шла со стороны Финского залива. С быстрым, но постепенным подъемом уровня воды и скоростью потока не слишком сильной, чтобы снести все строения напрочь. Соответственно были нанесены донные отложения, ил, почва. Сама волна пришла, скорее всего со стороны Скандинавского полуострова (на сейчас). Но он, за счет своей высоты и скалистости, сильно ослабил удар первоначального потока и разделил его на две части. Одна, обогнув его с запада пошла на Европу, вторая, обогнув с востока, пошла на Русь с севера. Со стороны Мурманска, Карелии, Архангельска. Краешком задев Новую Землю и разбившись об Уральские горы. По Европейской части Руси волна дошла до Оки, у которой правый берег высокий и пошла по Волге вниз, встретившись с ослабленным потоком от Уральских гор. Эти потоки уже не несли тотального разрушения, но затопили низины. Европейская часть Руси пострадала тоже не глобально, поскольку волна уже была ослаблена, но все же смывала деревянные постройки, оставляя только те, которые были на высоких холмах. Как тогдашняя Москва или основанный примерно во время потопа Нижний Новгород -1221 год. Вполне возможно, что основали его как раз из-за потопа. Тут датировка различается в 25 лет, но при перескоках с календаря на календарь возможно и не такое. Кстати, запомним сию цифру, хотя это и не обязательно 25. Но важен порядок и наличие разброса.

Этот потоп достаточно быстро закончился, поскольку ушел по руслам рек. Но.
Но интересуемое меня место – нынешний Санкт-Петербург остался под водой примерно на 300-350 лет. Почему? И с чего взял, что под водой?
Вспоминаем кучу мелких и не мелких фактов и ассоциативно сводим их, давая улечься.
Вот в помощь «карта России составленная в начале 17 века по чертежу Царевича Федора Борисовича Годунова»

Питера нет. И Невы тоже нет. Но есть крепость Орешек – Нотебург – Шлиссельбург (ключ-город) – Петрокрепость. На месте Питера и Невы море разливанное. Продолжение залива. В самом узком месте – при соединении залива и Ладоги – стоит крепость. Вполне логично, так как это получается единственное приемлемое место для переправы сухопутных войск. Потому как Неву, в современном ее течении пересечь можно много где.

Далее, если разглядывать карту внимательно, то Чудское озеро соединено с заливом. О чем нам это говорит? О том, что оно было значительно больше по размеру. По нынешней хронологии Невская битва Александра Невского со шведами была в 1240, Ледовое побоище – в 1242. За годы якобы до потопа. НО. Они происходили в условиях, когда нынешнего Питера не было, а на его месте плескались воды залива. Соответственно тут уместно вспомнить те 25 лет, которые увиделись на Нижнем Новгороде и приплюсовать сюда. Получим, что эти сражения произошли примерно на 25 лет позже. В 1260-х. Что в принципе логично. Шведы и германцы оправились после потопа и ломанулись захватывать территории, пока на них аборигенов не развелось. Теперь прибавим сюда «татаро-монгольское иго», начавшееся в 1237 году, по современной датировке. Прибавим четвертной – 1262, через 14-15 лет после потопа. Вполне логично, что федеральные войска, как только открылся путь, пошли восстанавливать порядок на подчиненной территории вплоть до Европы, приводя к ногтю сепаратистов. И вполне возможно, что Александр Невский имел от «орды» не только полномочия, но и вооруженную поддержку.
Сюда же добавим “Голод и мор по всей земле Русской” 1230 г.
(подробнее – https://cont.ws/@yulia-orel76/662975)

А еще добавим города, основанные в 13 веке:
Амстердам 1275
Выборг 1293 – поставили сторожку следить, когда спадет вода
Чинги-Тура 1224
Райсио 1292
Могилёв 1267
Львов 1256
Кёнигсберг 1255
Ну и еще ряд других. Даже без добавки 25 лет, их основание падает на сразу послепотопный период

А теперь о Европе

Здесь ассоциативно приходит на ум Великая Чума 14 века. Но это же почти на 100 лет позже, нашей датировки потопа. А глюки календарей как же? Кто может сказать точно, когда эта напасть произошла? Тем более что европейский и русский календари различались весьма и весьма. Началась она в 1346 по современной хронологии, якобы от занесших ее монголов. А если эта волна докатилась до средины Европы и оставила там после себя большое количество трупов, которые и послужили потом источником заразы. Ведь в отличие от Руси, в Европе таких полноводных рек как Волга, Дон, Днепр практически нет. Поэтом уход воды мог быть более медленный и не унесший своих жертв. Да и личная гигиена была отвратной. Поэтому даже через несколько лет вполне могло произойти инфекционное заражение. Тут уместно будет еще повспоминать события того столетия в Европе. Смены династий, войны, крестовые походы, эпоху Возрождения и прочие инквизиции.
Википедия на эту тему говорит скупо, что даже удивительно:

  • 1228 — образование Ливонской конфедерации немецкими рыцарями Тевтонского ордена и Римской католической церковью. Ливонский крестовый поход.
  • Образование францисканского и доминиканского орденов. Во время понтификата Григория IX(1227—1241) в ведение доминиканцев передаётся инквизиция.

Таким образом, завершая гипотезу можно сказать, что 769 лет назад произошел Великий Европейский Потоп, который затронул Европу и Европейскую часть Руси, но не затронул Тартарию. Большой Песец был здесь.

Ссылка на основную публикацию