Медики рассказали о вымыслах белой смерти

Не «белая смерть»: ученые заговорили о пользе соли

Рассказы о ее вреде – это явное преувеличение

06.09.2019 в 20:33, просмотров: 15507

Вредная? Очень вредная? А, может быть, полезная? – Если подобные вопросы касаются обычной соли, то ответ важен буквально для каждого человека. Группа ученых провела очередные исследования этого популярнейшего пищевого продукта и пришла к выводу о том, что привычные нам сейчас разговоры про «белую смерть» являются явным преувеличеиием.

Об очередной «соляной сенсации» сообщило агентство РИА Новости. Ньюсмейкером на сей раз стал профессор Салим Юсуф из Университета Макмастера в Канаде. Ученый вместе с несколькими коллегами провел ряд исследлований и пришел к выводу, что соль – хлорид натрия, подлежит «реабилитации»: хотя бы частично обвинения в ее адрес следует снять.

В интервью профессор заявил: «Наши результаты по соли полностью соответствуют большинству крупных исследований, посвященных изучению связи между потреблением натрия и сердечно-сосудистыми заболеваниями или смертностью, и не подтверждают широко распространенное негативное мнение о том, что даже небольшое количество соли вредно.» Далее Салим Юсуф сдлелал очень важное уточнение, назвав конкретный «порог вредности». По его словам, к неблагоприятному воздействию на здоровье может привести только употребление более шести граммов соли в день.

Тут уместно вспомнить весьма известного в свое время «народного академика» профессора Бориса Болотова, который разработал собственную систему оздоровления организма, помогающую продлевать активное долголетие человека. При этом одним из важнейших «лекарств», как утверждал Борис Васильевич, является именно натуральная, природная соль.

Нетрадиционные методы лечения и профилактики здоровья по Болотову после трагической смерти его используют некоторые врачи-профессионалы. Один из них, Степан Вербин, пояснил основные «постулаты» Болотова, относящиеся к соли.

«Борис Васильевич сравнивал важнейшую систему в организме – лимфатическую, со знаменитым Мертвым морем. Точно так же, как вода этого очень соленого озера убивает все микроорганизмы, оказавшиеся в ней, лимфа, которая тоже насыщена солью, является мощным оружием против попадающих извне бактерий. Однако в организме нашем происходит постоянное снижение содержания соли, – она выводится вместе с потом. Поэтому такие потери нужно восстанавливать. Проще всего это обеспечивается употреблением соли вместе с пищей.

Но такого естественного процесса поступления соли может быть не достаточно. Поэтому профессор Болотов разработал несколько методов дополнительной подачи в организи хлоида натрия. В числе них специальная «солевая диета». Осуществлять ее очень просто: всякий раз после еды, а также однократно между приемами пищи – в общей сложности 6 раз в день, следует класть на язык маленькую щепотку соли и медленно рассасывать ее.

Можно использовать и еще более простой способ: немного подсаливать всю пищу – в том числе и ту, которую обычно мы не сдабриваем таким продуктом: чай, коые, творог, фрукты. Согласно выводам Болотова, более активное употребление соли делает организм менее восприимчивым к различным инфекционным и простудным заболеваниям, укрепляет иммунитет, улучшает пищеварение.»

Впрочем, как уточнил Вербин, все-таки не следует, вдохновившись этой теорией, сразу бежать к солонке. Сам Болотов подтверждал, что активное употребление соли категорически противопоказано людям, сстрадающим некоторыми хроническими недугами: например, астмой, подагрой, ревматизмом, остеоартритом, болезнью почек сердечно-сосудистыми заболеваниями.

И еще одно важное уточнение. Полезный – врачующий, укрепляющий, – эффект может быть достигнут только если использовать нерафинированную соль – то есть натуральную, не переработанную. А вот такой в обычной продаже нет.

К слову сказать, соль с древних времен использовали в качестве важного для сохранения здоровья человека элемента. Одним из популярных у многих народов способов обеззараживания продуктов, их консервации для хранения было приготовление в тузлуке – очень крепком солевом растворе. Так приготвливали рыбу, мясо, овощи. Кое-где в России и сейчас можно отведать удивительное по вкусу блюдо: картошку, сваренную в тузлуке.

Men’s Health. Журнал

Термин «клиническая смерть» появился, когда врачи поняли, что после остановки сердца у них есть еще 3–5 минут на то, чтобы вернуть больного с того света. Кровообращение и рефлексы у пациента в этот момент отсутствуют, однако клеточный обмен веществ продолжается анаэробным путем. Если до истощения запасов организма врачам удастся возобновить подачу кислорода хотя бы к мозгу, то он, возможно, сохранит все свои функции, и ты выкарабкаешься.

Хотя надежды мало. Национальный институт неврологических и коммуникативных нарушений США проанализировал статистику 9 крупнейших больниц страны: 91% пациентов, к которым были применены реанимационные мероприятия, все равно умерли. Из тех, кто вернулся к нам, 4% «имели нарушения высшей нервной деятельности и требовали постороннего ухода». И только 5% восстановились полностью. Мы воспринимаем этих людей как посланцев с того света. И они вовсю этим пользуются. Многие реанимированные впоследствии рассказывают, что в мертвом виде они летели по темным тоннелям к свету, встречались с божественными существами и любимыми (усопшими) родственниками, наблюдали со стороны за своим оживлением и, вообще, отлично себя чувствовали.

Вдруг тебе действительно не стоит бояться ухода?

Человек слышит, как врачи констатируют его смерть

Кора больших полушарий мозга — та самая, которая отвечает за управление психическими процессами (сознанием, памятью, мышлением), — уже выключена, как компьютер, из которого выдернули шнур. А человек продолжает слышать и осознавать услышанное. Какие еще доказательства нужны, чтобы подтвердить наличие у нас нематериальной души и возможность существования сознания отдельно от мозга?

На самом деле «Некоторые участки больших полушарий — например, корковый отдел слухового анализатора — дольше других сопротивляются дефициту кислорода. Так что в процессе отключения мозга полная потеря слуха происходит на несколько секунд позже, чем, например, отключение центров двигательной активности», — объясняет Лев Герасимов, заведующий лабораторией «Технологии жизнеобеспечения при критических состояниях» НИИ общей реаниматологии РАМН. По международным нормативам, медик должен потратить не больше 8–10 секунд на констатацию клинической смерти, ведь тут дорого каждое мгновение. Если налицо потеря сознания и прекращение дыхания, врач обязан начать реанимацию. Вполне возможно, что он произнесет вслух «клиническая смерть» еще до того, как твое сознание полностью угаснет.

Человеку кажется, что он падает или, наоборот, летит вверх по темному тоннелю к свету

Этот сюжет — один из самых час­то встречающихся в воспоминаниях о клинической смерти. Сторонники сверхъестественного считают этот тоннель воротами между миром живых и мертвых.

На самом деле «Мозг генерирует картинки загробной жизни так же, как галлюцинации или сны. Но происходит это не в состоянии клинической смерти, а в мгновения непосредственно до ее наступления и сразу после успешной реанимации — когда мозг работает в «аварийном режиме» со сбоями из-за дефицита кислорода», — продолжает терпеливо развеивать мифы Лев Герасимов. И нет ничего удивительного в том, что масштабные галлюцинации, которые, по ощущениям больного, могут длиться много часов, на самом деле занимают всего пару секунд. Проверь это следующей ночью: в фазе быстрого сна ты можешь «прожить» несколько дней, всего лишь перевернувшись с боку на бок.

Теперь о тоннеле, по которому умерший летит к свету. Кора затылочных долей мозга, отвечающая за наше зрение, может генерировать изображение, даже не получая нервных сигналов от глаз. В процессе угасания человек сначала прекращает получать реальную «картинку», а потом перестает работать корковый анализатор. Причем делает это он постепенно. Первыми дефицит кислорода испытывают ткани на периферии, последними — полюса затылочных долей. В ходе этого процесса виртуальное «поле зрения» (напомним, глаза уже не видят, но мозг все еще производит картинку) сужается, пока не остается лишь центральное или, как его еще называют, «трубчатое» зрение. А вестибулярный анализатор в этот момент из-за недостатка кислорода перестает адекватно воспринимать информацию о положении тела, и человеку кажется, что он движется — например, летит.

На том свете человека ждет покой и свобода от земных забот, потому что в состоянии клинической смерти человек переживает именно такие ощущения

Американский врач и психотерапевт Реймонд Моуди в книге «Жизнь после жизни» (см. справку ниже) приводит слова мужчины, вернувшегося «с того света»: «В момент травмы я ощутил внезапную боль, но затем боль исчезла. Мне было тепло и приятно как никогда».

На самом деле С точки зрения современной медицины, на том свете тебя ждет Ничего. А покой при умирании — состояние временное. В ответ на критические ситуации твой организм обычно выбрасывает в кровь дозу эндорфинов, чтобы ты не испытывал подавляющий стресс (например, из-за боли) и продолжал бороться до конца. Клиническая смерть занимает в рейтинг­е самых опас­ных приключений твоего тела 2-е место (на первом — биологическая). Поэтому, прежде чем полностью отключиться, твой мозг буквально затапливает сам себя «гормоном счастья», который и вызывает приятные ощущения. Кроме того, радостное чувство могут вызывать медикаменты, которые вводят пациенту в постреанимационный период. Многие из этих веществ вполне годны для танцев на дискотеках.

За гробовой доской

Тему околосмертных переживаний популяризировал американский врач и психотерапевт Раймонд Моуди. В 1975 году он выпустил книгу «Жизнь после жизни», в которой содержался анализ метафизических приключений 150 человек, благополучно переживших клиническую смерть. Моуди составил список типовых ощущений временных покойников — вроде отделения сознания от тела или встречи с горячо любимыми родственниками (сначала в спис­ке было 9 пунктов, в 1977-м Моуди расширил его до 15 пунктов).

Никаких научных выводов Моуди в своих работах (многомиллионными тиражами вышло 3 книги) не делал. Однако в недавнем интервью доктор заявил буквально следующее: «Опросив уже более тысячи людей. и постоянно встречая в их рассказах одни и те же ошеломляющие и необычные эпизоды, я готов утверждать, что жизнь после смерти с большой вероятностью существует. Собственно говоря, сейчас я абсолютно не сомневаюсь в том, что мои собеседники смогли бросить мимолетный взгляд на то, что находится за пределами нашего мира».

В состоянии клинической смерти сознание покидает физическую оболочку

В рассказах сходивших «по ту сторону» часто встречается такой сюжет: они словно воспаряют над своим телом и наблюдают со стороны за тем, как их оживляют. При этом человек не привязан к своей бренной оболочке и может перемещаться, например, по зданию больницы.

На самом деле Сэм Перниа, реаниматолог из Саутгемптонского университета (Великобритания), провел эксперимент. Он размещал в отделениях интенсивной терапии яркие запоминающиеся изображения, которые можно увидеть, только если смотришь вниз из-под потолка. Но никто из пациентов, переживших клиническую смерть в этих помещениях и рассказывавших о выходе сознания из физического тела, этих рисунков не увидел. Получается, это тоже галлюцинации?

В состоянии клинической смерти человек встречает усопших родственников, ангелов, Бога и других экзотических созданий

В 2008 году на больничную койку с диагнозом «инфекционный менингит» загремел американский нейрохирург Эбен Александер. Пролежав в коме неделю, Эбен пришел в себя и начал рассказывать всем подряд о незабываемом опыте путешествий по загробному миру. Перемещался по тому свету Александер на крыле огромной бабочки, его сопровождала женщина с высокими скулами и прекрасными голубыми глазами. Нейрохирург, понятно, общался со спутницей посредством телепатии. Под впечатлением от этих переживаний Александер написал книгу «Доказательство рая», которая сразу стала бестселлером.

На самом деле В коме ЦНС не отключается полностью: у человека сохраняются рефлексы, могут действовать некоторые участки коры больших полушарий. Так что, с точки зрения науки, это была не смерть — Александер был скорее «здесь», чем «там». Невролог из Лос-Анджелеса Сэм Харрис выдвинул предположение, что Александер в коме испытал воздействие эндогенного диметилтриптамина (DMT). По одной из теорий, в пограничном состоянии между жизнью и смертью организм вырабатывает в промышленных количествах не только эндорфины, но и этот алкалоид — опять же чтобы снизить уровень стресса. DMT приводит человека в особое мистическое состояние (т.н. энтеогенное, что переводится как «становишься божественным изнутри»), сопровождающееся мощными слуховыми и визуальными галлюцинациями. Шаманы Южной Америки, например, используют DMT в составе напитка «айяуаска», чтобы общаться с духами. Вот и Александеру повезло.

При нормальной температуре человеческого тела (36,5ºС) клиническая смерть длится 3–5 минут в зависимости от индивидуальных особенностей организма. Затем наступает биологическая смерть. Однако в особых условиях (при охлаждении организма, поражениях электрическим током, топлении) промежуточное состояние между жизнью и полным разрушением может затянуться. Например, снижение температуры тела на 3ºС дает реаниматологам на работу целых 10 минут от момента остановки сердца пациента. А в 2008 году североамериканские реаниматологи оживили 82-летнего мужчину, который замерз на улице до температуры тела 26ºС. Он провел в состоянии клинической смерти больше 2 часов.

Люди, пережившие клиническую смерть, делятся похожими воспоминаниями, а это доказывает реальность загробной жизни

Свет в конце тоннеля. Существо, состоящее из света и любви. Приключения сознания, перемещающегося отдельно от физического тела. С этим якобы сталкивается любой пациент реанимации независимо от пола, возраста, социального положения, образования и национальности. Это принято считать самым веским аргументом в пользу реальности осознанного существования после смерти.

На самом деле Большинство исследований предсмертных переживаний проводилось и проводятся западными учеными. Понятно, что изучают они своих соотечественников, которые воспитаны в традициях одной из авраамических религий и разделяют западные культурные ценности — наверное, поэтому их околосмертные переживания совпадают. А, например, в книге Бхавана Виссудхикунавот «Випассана встречается с сознанием» жительница Таиланда случившееся с ней после остановки сердца описывает по-другому: «Я почувствовала усталость и вышла из хижины. Встав под кокосовой пальмой, я ощутила глубокое чувство прекрасного. Затем я увидела дорогу и пошла по ней. Внезапно я увидела двух людей. Это были слуги Повелителя мертвых Яма. Один из них сказал, что сейчас меня отведут в ад. Я попросила отпустить меня домой предупредить родных. Когда я вошла, в моей хижине было много людей, которые плакали. Затем я споткнулась, упала и ожила». И никаких, заметь, ангелов с трубами.

Читайте также:  Диетологи объяснили, почему нужно есть горький шоколад

Личный опыт

Мы нашли человека, который согласился рассказать тебе о том, что он видел и слышал, когда находился при смерти.

Александр Соболев. 38 лет, предприниматель (Москва):

Я пережил состояние клинической смерти, когда учился в Рязанском десантном училище. Мой взвод участвовал в соревнованиях разведывательных групп. Это 3-дневный марафон на выживание с запредельными физическими нагрузками (без сна и фактически без отдыха), который заканчивается 10-километровым марш-броском в полной выкладке. К этому последнему этапу я подошел не в лучшей форме: накануне распорол стопу какой-то корягой при переправе через реку, мы были постоянно в движении, нога сильно болела, повязка слетала, кровотечение возобновлялось, меня лихорадило. Но я пробежал почти все 10 км, причем как это сделал, до сих пор не понимаю, да и плохо помню. За несколько сот метров до финиша я отключился, и меня принесли туда товарищи на руках (участие в соревнованиях мне, кстати, засчитали). Врач поставил диагноз «острая сердечная недостаточность» и начал меня оживлять. О том периоде, когда я находился в состоянии клинической смерти, у меня такие воспоминания: я не только слышал, что говорили окружающие, но и наблюдал со стороны за происходящим. Я видел, как мне что-то вкололи в область сердца, видел, как для моего оживления использовали дефибриллятор. Причем в моем сознании картинка была такой: мое тело и врачи находятся на поле стадиона, а на трибунах сидят мои близкие и наблюдают за происходящим. Кроме того, мне казалось, что я могу контролировать процесс реанимации. Был момент, когда мне надоело валяться, — и я тут же услышал, как врач сказал, что у меня появился пульс. Потом подумал: вот сейчас будет общее построение, все будут напрягаться, а я вот всех обманул и могу полежать — и врач закричал, что у меня опять остановилось сердце. В конце концов я решил вернуться. Добавлю, что не испытывал страха, когда смотрел, как меня оживляют, и вообще, не относился к этой ситуации, как к вопросу жизни и смерти. Мне казалось, что все в порядке, жизнь идет своим чередом.

Спекуляции на тему вредных продуктов уводят внимание людей от “белой смерти” – диетолог

Российский врач-диетолог, доктор медицинских наук РАЕН, профессор Алексей Ковальков прокомментировал публикации о вредных и полезных продуктах, в которые входят рафинированная мука, колбасные изделия, обезжиренные молочные продукты и полуфабрикаты.

В частности, эксперт оценил слова главы самарского НИИ диетологии Гинзбурга, который не согласился с угрозой полуфабрикатов, потому что полуфабрикат полуфабрикату – рознь и всё это спекуляции, целью которых является отвлечь от основной проблемы, которая убивает человека, – сахара.

“Я очень уважаю Гинзбурга Михаила. Это мой учитель, во многом, и я абсолютно в этой точке зрения с ним согласен. Я считаю, что та же самая колбаса может быть сделана в домашних условиях, из натурального мяса, с такими добавками, как сало, чеснок, перец. И это будет колбаса. А может быть сделана из туалетной бумаги, и это тоже будет колбаса. Поэтому не надо все колбасы, все полуфабрикаты относить к одному списку. Наверное, важно поставить знак качества, как у нас раньше ставили, на продукции. И чтобы производители попытались заслужить этот знак качества. Его трудно было получить и легко потерять. Тогда, действительно, мы будем есть качественную колбасу”, – рассказал врач.

В Госдуме в своё время планировалось все продукты маркировать тремя цветами – красным, зелёным и жёлтым, по степени вредности, напомнил медик.

“Но, когда я выступал на заседании Комитета по здравоохранению, я сказал: вы понимаете, тот же сыр может быть сделан из пальмового масла, а может быть сделан из натурального молока. Это разные продукты. Нельзя клеймо ставить на весь спектр этих продуктов. Так же мясо, даже хорошее натуральное мясо может быть напичкано антибиотиками, усилителями вкуса, фосфатом натрия, за счет того что оно удерживает воду, просто нашприцовано им. Даже после того, как мясо прошло разделку. И вроде бы хороший продукт, который одобряют диетологи, но получится, что этот продукт некачественен. Поэтому надо думать не о том”, – подчеркнул диетолог.

Всё, что пишут СМИ о “хороших” и “плохих” продуктах, – популистские вещи, считает Ковальков.

“Они уже не знают, что ещё написать. На самом деле, к каждому продукту питания надо относиться отдельно. Есть один продукт питания, который убивает людей, единственный продукт питания – это сахар. Это продукт питания, который придумал сам человек, его в природе никогда не существовало. Его научились впервые добывать всего 300 лет назад. А организм человека к нему просто не готов. Когда его стали добывать, в Южной Америке, то впервые в истории человечества и последний раз было восстановлено рабство. Настолько это было выгодно. То есть сахар перебил по своим показателям героин – его выгоднее было продавать в Европе, чем наркотик. Его продавали в аптеке на граммы. Потом начали получать сахар из красной свёклы, уже у нас в Европе, и он немножко обесценился. Несмотря на это, сейчас люди потребляют тонны этого продукта. Об этом никто не говорит, потому что это гигантская индустрия. Зато говорят о колбасе. Это просто чушь собачья, честное слово. Просто пытаются отвлечь внимание от действительно тех вещей, которые являются ядом и убивают миллионы людей. Сахарный диабет – это просто пандемия. Жировая дистрофия печени, о которой ещё не знали в 87-м году, сейчас вовсю расцветает, практически у каждого пациента жировой гепатоз. Это буквально на наших глазах появилось новое заболевание благодаря сахару”, – подчеркнул медик.

Вместо того чтобы обратить внимание на эту проблему, в СМИ идут какие-то спекуляции на тему вредных продуктов, отметил диетолог.

“Вы часто слышите, что наркотик вреден? Не очень. Потому что существует определённые лобби, которые не дают об этом писать, говорить. Вы как бы об этом знаете, но слышите вы об этом не часто. То же самое и здесь. Вы как бы знаете, что сахар вреден. Но вы покупаете его в магазине, потому что покупают все. А задача этих людей – отвести ваше внимание в другую сторону. Сказать, что не героин, но давайте амфетаминчиком уколемся, это же так просто. Давайте посмотрим, разберём другие продукты. Вот, они вредные. А про наркотики мы с вами помолчим лучше”, – заключил Ковальков.

Сахар — польза или вред? Правда и вымысел о «белой смерти»

Польские медики провели независимое исследование

В результате которого выяснили следующий неоспоримый факт: вообще лишенный сахара человеческий организм долго не протянет.
Есть или не есть?

Как известно, однозначно вредных или полезных продуктов не бывает. И сахар здесь не исключение. Есть у него и свои плюсы, и свои минусы.

● Польские медики провели независимое исследование, в результате которого выяснили следующий неоспоримый факт: вообще лишенный сахара человеческий организм долго не протянет. Сахар активизирует кровообращение в головном и спинном мозге, и в случае полного отказа от сахара могут наступить склеротические изменения.

● Ученые обнаружили, что именно сахар существенно уменьшает опасность поражения бляшками кровеносных сосудов, а значит, предотвращает тромбозы.

● Артриты у сладкоежек бывают гораздо реже, чем у людей, отказывающих себе в удовольствии побаловаться сладеньким.

● Сахар помогает наладить работу печени и селезенки. Именно поэтому людям с заболеваниями этих органов часто рекомендуют диету с повышенным содержанием сладкого.

● Сладкое портит фигуру. Сахар – весьма калорийный продукт, но при этом он не содержит практически никаких витаминов, клетчатки и минеральных веществ. Соответcтвенно одним сахаром сыт не будешь, и чтобы наесться, нужно съесть что-то еще. А это дополнительные калории. Кроме того, часто сахар поступает в организм в сочетании с жиром – в виде тортиков и пирожных. А это тоже не добавляет стройности.

● Рафинированный сахар, в отличие от сложных углеводов типа картошки, быстро усваивается организмом и вызывает мгновенное повышение уровня глюкозы в крови. Глюкоза – это «горючее», которое нужно для работы мускулов, органов и клеток человеческого тела. Но если вы ведете малоподвижный образ жизни и организм не успевает быстро израсходовать такое количество топлива, лишнюю глюкозу он отправляет в жировое депо. А это не только дополнительные килограммы и сантиметры, но и нагрузка на поджелудочную железу.

● Сахар вреден для зубов, он способствует образованию кариеса, хотя и не непосредственно. Главный виновник дырок в зубах – зубной налет, микроскопическая пленка из бактерий, частиц пищи и слюны. Соединяясь с зубным налетом, сахар повышает уровень кислотности во рту. Кислота разъедает зубную эмаль и начинается кариес.

Сколько вешать в граммах?

Так что же делать? Выбросить на помойку купленный впрок мешок сахара или, наоборот, щедро сдабривать чай и кофе рафинадом? На самом деле нужно просто соблюдать меру.

Диетологи считают, что взрослому человеку за день можно съедать приблизительно 60 г сахара (примерно 15 кусочков рафинада или 12 ложек сахарного песка). Все, что сверх этой нормы, уже вредно. Кажется, что 15 кусков – это много, но сладкоежкам не стоит радоваться раньше времени. Ведь сахар содержится не только в сахарнице, но и в других местах. Судите сами:

● Три овсяных печенья – 20 г сахара.

● Пятидесятиграммовая плитка шоколада – 60 г сахара.

● Стакан сладкой газировки – 30 г сахара.

● Яблоко – 10 г сахара.

● Стакан апельсинового сока – 20 г сахара.

Однако не стоит думать, что организму все равно, съедите ли вы яблоко или два-три кусочка сахара. Сахара бывают двух типов – внутренние и внешние. Первые содержатся во фруктах, злаках и сладких овощах, таких как свекла и морковь. Поскольку сахар в них «упакован» в клетчатку, в нашем организме задерживается лишь ограниченное его количество. К тому же этот сахар поступает вместе с витаминами и микроэлементами. Другое дело – внешние сахара. Они содержатся в меде, сладких напитках, пирожных и конфетах. Именно эти сахара портят зубы и фигуру.
Коричневый или белый?

Гурманы считают, что коричневый сахар обладает более выраженным вкусом. Они даже делят его на сорта, будучи уверенными, что одна разновидность коричневого сахара как нельзя более подходит для выпечки, другая – для чая или кофе, третья – для фруктовых салатов. На самом деле различить эти вкусовые нюансы очень сложно.

Ясно одно, чем темнее сахар, тем больше в нем органических примесей из сока растений. Говорят, что именно эти примеси снабжают сахар некоторым количеством микроэлементов и витаминов. На самом деле количество полезных веществ в коричневом сахаре настолько мало, что назвать его диетическим продуктом никак нельзя. Но стоит он не в пример дороже белого. Дело в том, что коричневый сахар делается исключительно из сахарного тростника и у нас в стране не производится.

А вот привычный нам свекольный сахар может быть или белым, или слегка желтоватым. Последний хуже очищен, а значит, в нем сохраняются витамины.

Единственные, кому не обойтись без сахарозаменителей, – люди, больные сахарным диабетом. А вот нужны ли подсластители всем остальным, диетологи сомневаются до сих пор.

Сахарозаменители – это пищевые добавки. Многие из них во много раз слаще сахара, но менее калорийны. Однако оказалось, что это вовсе не значит, что те, кто ими пользуется, немедленно станут стройными. Ученые провели интересный эксперимент на крысах. Одних крыс они кормили йогуртом, содержащим натуральный сахар, а других йогуртом с искусственными заменителями. В результате эксперимента аппетит грызунов, в рацион которых входил заменитель сахара, значительно увеличился и они стали толстеть. Правда, пока не доказано, что захарозаменители вызывают аналогичный эффект у людей.

Опасения по поводу сахарозаменителей есть не только у диетологов, но и у медиков. Некоторые врачи считают, что некоторые подсластители могут стать причиной почечной недостаточности и обладают канцерогенными свойствами. Впрочем, все эти утверждения так и остались предположениями.

Cреднестатистический гражданин США получает с пищей около 190 г сахара в день. Это превышение допустимой нормы в три раза. Что касается среднестатистического россиянина, то он только в чистом виде (песок и рафинад ) съедает 100 г в день, что превышает норму «всего» в полтора раза.

“Я трижды видел, как близкие молились за умершего, и тело оставалось нетленным”. Известный британский судмедэксперт не может научно обьяснить этот феномен

В Москву приехал доктор Ричард Шеперд, один из самых известных судмедэкспертов Британии . (Если кто-то забыл, кто такой судмедэксперт, то можно вспомнить Скалли из “Секретных материалов”). Примерно такой деятельностью на протяжении сорока лет своей жизни занимается Шеперд. Именно он расследовал громкие преступления, теракты, сложные политические убийства, в том числе – представителей королевских семей.

Доктор Шеперд презентовал в России автобиографическую книгу “Неестественные причины”. Изданная в девятнадцати странах многомиллионным тиражом, книга дошла до нас.

Обозревателю ” КП ” доктор Шеперд дал единственное эксклюзивное интервью.

Фото: Личный архив Е. Коробковой

– Ричард, как я поняла из вашей книги, вы приняли решение стать патологоанатомом после семейной трагедии. Ваша мама умерла, когда вам было девять… Замечали ли вы, что в профессию идут люди, у которых что-то подобное случалось в жизни?

Читайте также:  Житель Кемерова пытался похитить из магазина более тысячи шоколадок

– Я понял вас, вы считаете, что в патологоанатомы идут люди, которые пережили трагедию? Нет, необязательно. Не могу говорить за весь цех моих коллег, но мои знакомые – вполне благополучные люди, они не переживали опыт потери в раннем возрасте, поэтому прямых взаимосвязей нет. Один из важных факторов выбора профессии – хорошие зарплаты. Это правда, нам хорошо платят. Потом – патологоанатомы всегда нужны, это такая профессия, с которой не останешься без работы. А в последнее время появилась тенденция – в нашу профессию идут женщины. – Раньше женщина-патологоанатом была большой редкостью, сейчас это стало повсеместным явлением, мои российские коллеги мне говорили, что и в России такая же картина. Я знаю, например, больницу, где работают пять судмедэкспертов и все они женщины. В этом есть свои плюсы, женщины остры на ум, у них логика интересная. Но, честно говоря, мне кажется, должен быть баланс: хотя бы поровну женщин и мужчин.

– Может, «Секретные материалы» сыграли роль? Джилиан Андерсон из «Секретных материалов» была патологоанатомом…

– Да знаете, у нас в Британии «Секретные материалы» не особенно жаловали. Больше «Молчаливый свидетель» и «C.S.I Место преступления». Конечно, сериалы тоже внесли свою лепту в популяризацию профессии, но все-таки женщины к нам стали приходить благодаря политике равенства в Евросоюзе и Великобритании .

Cудмедэксперт Ричард Шеперд.

«В деле смерти принцессы Дианы не осталось белых пятен»

– Ричард, вы были одним из специалистов, расследовавших причины смерти принцессы Дианы.

– Да, это так. Мы провели полноценное расследование и белых пятен в деле смерти Дианы не осталось.

– От чего она умерла?

– Диана скончалась от травмы, которую не слишком часто получают. Ей ведь довольно быстро оказали помощь и все было бы хорошо. Она получила, в общем-то всего лишь несколько переломов и небольшую травму груди. Когда приехали медики, она разговаривала и медикам показалось, что охранник, сидящий на переднем сидении, пострадал куда сильнее, поэтому в первую очередь нужно заниматься им.

– Они не узнали Диану?

– Нет, не узнали. Работники «скорой» сочли ее состояние стабильным. Но никто не знал про небольшой разрыв в вене одного из ее легких. Анатомия человека такова, что этот участок скрыт глубоко в центральной части грудной полости. Давление в венах, разумеется, не такое сильное, как в артериях. Кровь вытекает из них гораздо медленнее, настолько медленно, что обнаружить проблему сложно, а устранить ее еще сложнее. Уже в машине «скорой помощи» она потеряла сознание. Уже в больнице обнаружили разорванную вену и попытались ее зашить. К сожалению, было уже слишком поздно. Она умерла из-за микротравмы, скрытой, незаметной микротравмы.

– Сейчас в СМИ то и дело вспыхивает информация, что Диана была беременна от Доди.

– Да, эту деталь любят смаковать любители теории заговоров, якобы их убили, поскольку Диана вот-вот могла опозорить британскую верхушку, объявив о своей беременности.

– Ну так и что?

– Это сложный философский и этический вопрос. Дело в том, что Диана позвонила Мохаммеду за воскресенье до смерти и сказала, что была беременной. Если это так, то она была беременна две недели, как минимум. Так что это – вероятная штука.

– Нет, что значит «вероятная штука». Было же вскрытие? Что оно показало?

– Вскрытие ничего не обнаружило. Ничего мы в ней не нашли. Да и она сама не могла бы ничего такого о себе знать.

«Теракт 11 сентября полностью изменил принцип работы судмедэкспертов»

– Среди ваших дел – опознание жертв теракта 11 сентября. Почему вам пришлось этим заниматься?

– Согласно нашим правилам, если, например, человек умирает в Америке и тело возвращается в Англию , то коронер в Англии должен произвести расследование по поводу смерти . Мы не хотели, чтобы тела наших соотечественников осматривали в Америке, а потом привозили в Англию. Поэтому я поехал сам.

– В чем состояла ваша задача? Вы опознавали тела?

– Там нечего было опознавать, тел не было, был биоматериал, ошметки. Это выглядело как куча баночек, каждой из которых – маленький кусочек ткани. Я сортировал это, пытаясь соотнести на основании ДНК -анализа, кто есть кто. Эта работа была проделана для родственников, которые хотели, чтобы их родной человек был опознан и привезен домой. Теракт 11 сентября полностью изменил порядок работы с телами после теракта.

– Что вы имеете в виду?

– До события 11 сентября мы не использовали ДНК-анализ, а просто захоранивали останки. Но с появлением ДНК, мы по сохранившимся фрагментам можем опознать человека. И делаем это.

– От чего погибают люди при падении с огромной высоты. Например, при аварии самолета?

– Большая часть погибает при столкновении. Но они к этому моменту уже ничего не чувствуют, потому что находятся без сознания. То есть, когда мы прыгаем с большой высоты, снаружи минусовая температура, кислорода нет, ты теряешь сознание и все.

– То есть, смерть при крушении самолета безболезненна?

– Да, с большой долей вероятности, это так. Хотя узнать наверняка невозможно.

«Я сталкивался в своей работе с необъяснимыми случаями»

– В среде молодых медиков в России ходит байка, что из-за того, что мы едим много нездоровой пищи, богатой консервантами, то наши тела потеряли способность к разложению…

– В среде английских медиков такие байки не ходят, и я не думаю, что это правда. Потому как по биохимии понятно, что разложение все равно будет происходить. Скажите мне, если вдруг что-то такое заметите, я приеду и посмотрю.

– Что вы думаете о феномене нетленных мощей?

– Знаете, человеческое тело уникально и индивидуально во всем. Я работаю больше сорока лет и за эти годы был свидетелем необъяснимых явлений. Помню случай, когда тело умершего пять лет лежало в доме, вокруг него молилась семья, чтобы этот умерший ожил – и тело находилось в идеальном состоянии. Это феномен, это необъяснимо, но я трижды сталкивался с подобным. И все три раза это была семья, которая молилась вокруг тела человека, и этот человек не разлагался. Научного объяснения этому нет. Но я не хочу чтобы вы думали, что молитвы помогли телам стать нетленными. Как я уже говорил, каждое тело человека индивидуально, и в данном случае мы имели дело с уникальной биохимией.

Ричард Шеперд и его бестселлер.

– У нас есть еще один феномен – тело ламы Итигелова.

– Да, я слышал о таких феноменах. И даже изучал один подобный случай, когда в Гималаях было обнаружено тело девочки, остававшейся в очень хорошем состоянии, несмотря на то, что смерть произошла очень давно. Вскрытие показало, что в ее крови содержались вещества, напоминающие кокаин. Она была напичкана наркотиками и оставлена высоко в горах. Я не знаю, как повлиял наркотик на сохранность тела, но, определенно, он помог ей расслабиться перед смертью.

– Бывали ли в в Мавзолее?

– Нет, но я хотел бы туда попасть.

– Серьезно? Вы хотели бы исследовать тело Ленина?

– Это хотел бы любой патологоанатом, но давайте не будем об этом, я боюсь, если мы продолжим, то мне в следующий раз не дадут визы в Россию.

Об этических основах профессии

– Поступали ли к вам денежные предложения, чтобы вы скрывали истинные случаи смерти?

– На самом деле, меня никто не запугивал, не давал взятки, единственный кто дал вознаграждение – это Индира Ганди . Она заплатила пять тысяч фунтов стерлингов за отчет, который я написал по поводу смерти ее брата. Мы встретились в Лондоне , она передала коричневый конверт, но это было не потому, что я написал отчет в ту или иную сторону, а за честную работу.

– А какова была причина смерти?

– Его убили в Индии , была версия, что застрелили с левой стороны машины, но я доказал, что выстрел был проделан с другой стороны. Поскольку вся полиция стояла слева, определить траекторию пули было особенно важно.

– Часто ли приходится испытывать давление в вашей работе?

Мне часто приходится спорить с полицейскими. В книге я описал случай Джой Гарденер, темнокожая ямайка , она находилась в Великобритании нелегально, и ее задержал миграционный контроль. В ходе задержания она умерла. На меня было огромное давление и со стороны полиции, и со стороны сообщества темнокожих. Все хотели правосудия, обе стороны очень переживали, дело широко освещалось. Возникали идеи, что полицейских нужно судить за зверство и поскольку никто не знал, на кого конкретно обратить гнев, главной точкой приложения этого гнева был я.

– А от чего умерла Гарденер?

– От того, что полицейские переусердствовали в ходе усмирения. Они были молодые и неопытные. Надели на нее смирительный пояс, пока она отбивалась от них и кусала. А чтобы перестала кусаться, намотали почти четыре метра клейкой хирургической ленты вокруг рта и лица. Они думали, что с открытым носом она сможет продолжать дышать. Это миф. Человека можно убить, закрыв ему рот. Она задохнулась от кляпа.

– Существует ли в Британии система защиты судмедэксперта, позволяющая оставаться честным?

– Во-первых, правительство нас поддерживает. Кроме того, каждый отчет, который я составляю – проверяется другим патологоанатомом. В Британии каждый врач должен проходить экзамен, который оценивает твои нравственные и моральные ценности. Этот экзамен не оценивает, насколько ты искренний или добрый, но в ходе проверки можно заметить, способен ли ты на определенные поступки.

Не скрою, у нас существуют патологоанатомы, чьему мнению я никогда не поверю. К счастью, для таких случаев предусмотрен судебный процесс, в ходе которого мы можем понять истину, принять или не принять доводы таких патологоанатомов.

О разном

– Существует ли дело, которое вы бы хотели бы получить?

– Да, я хотел бы быть судмедэкспертом в деле убийства Кеннеди . К сожалению, тело Кеннеди было очень плохо вскрыто и поэтому в деле до сих пор не поставлена точка. Вскрытие проводил плохой специалист. Очевидно, например, что президента застрелили, но вопрос, откуда его застрелили. Ответ могло бы дать полноценное вскрытие. Большой стыд что эта работа не была проделана и в итоге мы получили огромное количество домыслов и дурацких теорий.

– Изменилась ли ваша профессия с приходом гаджетов?

– Методы вскрытия не изменились с 17 века. Но не так давно появился новый метод – виртопсия, который позволяет делать вскрытие, не вскрывая тело. Мы просто прокатываем тело через КТ, где можно рассмотреть все, кожу, мышцы… У этого метода много плюсов, но он будет использоваться как дополнение к основному.

– Патологоанатом – самая тяжелая профессия в психологическом плане. Как вы восстанавливаетесь?

– Да, насчет выгорания вы правы, я его испытал три года назад, и у меня были депрессии и грусть. Чтобы уйти от депрессии, я летаю на собственном самолете, до смерти себя пугаю сложными пируэтами. А вообще, пытаюсь добиться от нашей системы здравоохранения, чтобы мои коллеги проходили обязательный психологический анализ.

– Верите ли вы в бога?

– Хороший вопрос. Я хожу в церковь редко, наверное, раза три в год. Мне нравится слушать службы. Пока я в Москве, обязательно схожу в русскую церковь, я слышал, там изумительно поют. А вот по поводу бога… нет, наверное, нет, не верю.

КОММЕНТАРИЙ

Александр Мезенцев, судебно-медицинский эксперт отдела сложных экспертиз Московского областного Бюро судмедэкспертизы

– Я с интересом прочел эту книгу и убедился, что проблемы у британских судмедэкспертов точно такие же, как и у нас. Те же страхи, те же волнения, те же риски, та же проблема с медицинскими кадрами. Их повсюду не хватает.

Ричард сказал, что за всю жизнь провел около 28 тысяч вскрытий. Наши доктора делают больше. За один лишь год московское областное бюро проводит больше 30 тысяч вскрытий. Поэтому набрать такой объем эксперт может быстро, не дожидаясь 70-80 лет. Это связано с проблемой кадров, конечно.

Есть и еще одно отличие. За границей в европейской части судмедэксперты вырастают из патологоанатомов, считается это ветвь одного дерева. В нашей стране – это разные деревья, патологоанатомов и судмедэкспертов учат по-разному и разделение произошло после второй мировой войны, когда наши корифеи в области паталогоанатомии решили, что в микроскоп должны глядеть одни люди, а вскрывать – другие. За рубежом это делает один человек.

КОММЕНТАРИЙ

Ирина Золина, руководитель группы продвижения “Медицина, хобби, искусство и культура”

– Интерес к жанру non/fiction, и особенно к медицинскому non/fiction, сегодня невероятно высок, и это общемировой тренд. У нас первой книгой в этом жанре стала “Не навреди” нейрохирурга Генри Марша. Мы долго сомневались, как ее воспримут наши читатели, но интерес к книге был большой, а дальше спрос на медицинский non/fiction только рос.

Книга доктора Ричарда Шеперда «Неестественные причины. Записки судмедэксперта: громкие убийства, ужасающие теракты и запутанные дела» стала еще одной книгой этого направления. Несмотря на специфическую тему, мы надеемся, что наш читатель на разочаруется, как не разочаровался читатель в 19 странах мира, где книга Шеперда уже стала бестселлером.

Читайте также:  Диетолог назвала полезные и вредные для красивого загара продукты

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Парижский спасатель рассказал о последних словах принцессы Дианы перед смертью

Двадцать лет назад не стало принцессы Дианы – 31 августа 1997 года автомобиль, в котором ехали леди Ди и ее возлюбленный, миллионер Доди Аль-Файед, врезался в стену туннеля перед парижским мостом Альма на набережной Сены . Спасатель Ксавье Гурмело раньше всех подоспел на место аварии – именно он оказал Диане первую помощь. По словам мужчины, когда он заглянул в покореженную машину, Диана была еще жива, двигалась и могла говорить. В годовщину гибели «народной принцессы» Ксавье рассказал британскому изданию The Sun, что он увидел на месте трагедии (подробности)

Принцесса Диана: Меня скоро успокоят.

За долгие годы журналистской работы в Лондоне автор этих строк трижды встречался с принцессой Дианой (подробности)

Предсмертное письмо принцессы Дианы: Бывший муж готовит несчастный случай со мной, например, отказ тормозов у автомобиля

1 июля одна из самых популярных женщин планеты могла бы отметить свое 55-летие. Но праздника не случится. В 36 леди Диана Спенсер попала в автокатастрофу в парижском тоннеле Альма. Вместе со своим женихом Доди аль-Файедом, сыном египетского миллиардера. Трагическая случайность оборвала жизнь «народной принцессы», как утверждало официальное следствие? Или кто-то сознательно устроил смертельную аварию (подробности)

Men’s Health. Журнал

Термин «клиническая смерть» появился, когда врачи поняли, что после остановки сердца у них есть еще 3–5 минут на то, чтобы вернуть больного с того света. Кровообращение и рефлексы у пациента в этот момент отсутствуют, однако клеточный обмен веществ продолжается анаэробным путем. Если до истощения запасов организма врачам удастся возобновить подачу кислорода хотя бы к мозгу, то он, возможно, сохранит все свои функции, и ты выкарабкаешься.

Хотя надежды мало. Национальный институт неврологических и коммуникативных нарушений США проанализировал статистику 9 крупнейших больниц страны: 91% пациентов, к которым были применены реанимационные мероприятия, все равно умерли. Из тех, кто вернулся к нам, 4% «имели нарушения высшей нервной деятельности и требовали постороннего ухода». И только 5% восстановились полностью. Мы воспринимаем этих людей как посланцев с того света. И они вовсю этим пользуются. Многие реанимированные впоследствии рассказывают, что в мертвом виде они летели по темным тоннелям к свету, встречались с божественными существами и любимыми (усопшими) родственниками, наблюдали со стороны за своим оживлением и, вообще, отлично себя чувствовали.

Вдруг тебе действительно не стоит бояться ухода?

Человек слышит, как врачи констатируют его смерть

Кора больших полушарий мозга — та самая, которая отвечает за управление психическими процессами (сознанием, памятью, мышлением), — уже выключена, как компьютер, из которого выдернули шнур. А человек продолжает слышать и осознавать услышанное. Какие еще доказательства нужны, чтобы подтвердить наличие у нас нематериальной души и возможность существования сознания отдельно от мозга?

На самом деле «Некоторые участки больших полушарий — например, корковый отдел слухового анализатора — дольше других сопротивляются дефициту кислорода. Так что в процессе отключения мозга полная потеря слуха происходит на несколько секунд позже, чем, например, отключение центров двигательной активности», — объясняет Лев Герасимов, заведующий лабораторией «Технологии жизнеобеспечения при критических состояниях» НИИ общей реаниматологии РАМН. По международным нормативам, медик должен потратить не больше 8–10 секунд на констатацию клинической смерти, ведь тут дорого каждое мгновение. Если налицо потеря сознания и прекращение дыхания, врач обязан начать реанимацию. Вполне возможно, что он произнесет вслух «клиническая смерть» еще до того, как твое сознание полностью угаснет.

Человеку кажется, что он падает или, наоборот, летит вверх по темному тоннелю к свету

Этот сюжет — один из самых час­то встречающихся в воспоминаниях о клинической смерти. Сторонники сверхъестественного считают этот тоннель воротами между миром живых и мертвых.

На самом деле «Мозг генерирует картинки загробной жизни так же, как галлюцинации или сны. Но происходит это не в состоянии клинической смерти, а в мгновения непосредственно до ее наступления и сразу после успешной реанимации — когда мозг работает в «аварийном режиме» со сбоями из-за дефицита кислорода», — продолжает терпеливо развеивать мифы Лев Герасимов. И нет ничего удивительного в том, что масштабные галлюцинации, которые, по ощущениям больного, могут длиться много часов, на самом деле занимают всего пару секунд. Проверь это следующей ночью: в фазе быстрого сна ты можешь «прожить» несколько дней, всего лишь перевернувшись с боку на бок.

Теперь о тоннеле, по которому умерший летит к свету. Кора затылочных долей мозга, отвечающая за наше зрение, может генерировать изображение, даже не получая нервных сигналов от глаз. В процессе угасания человек сначала прекращает получать реальную «картинку», а потом перестает работать корковый анализатор. Причем делает это он постепенно. Первыми дефицит кислорода испытывают ткани на периферии, последними — полюса затылочных долей. В ходе этого процесса виртуальное «поле зрения» (напомним, глаза уже не видят, но мозг все еще производит картинку) сужается, пока не остается лишь центральное или, как его еще называют, «трубчатое» зрение. А вестибулярный анализатор в этот момент из-за недостатка кислорода перестает адекватно воспринимать информацию о положении тела, и человеку кажется, что он движется — например, летит.

На том свете человека ждет покой и свобода от земных забот, потому что в состоянии клинической смерти человек переживает именно такие ощущения

Американский врач и психотерапевт Реймонд Моуди в книге «Жизнь после жизни» (см. справку ниже) приводит слова мужчины, вернувшегося «с того света»: «В момент травмы я ощутил внезапную боль, но затем боль исчезла. Мне было тепло и приятно как никогда».

На самом деле С точки зрения современной медицины, на том свете тебя ждет Ничего. А покой при умирании — состояние временное. В ответ на критические ситуации твой организм обычно выбрасывает в кровь дозу эндорфинов, чтобы ты не испытывал подавляющий стресс (например, из-за боли) и продолжал бороться до конца. Клиническая смерть занимает в рейтинг­е самых опас­ных приключений твоего тела 2-е место (на первом — биологическая). Поэтому, прежде чем полностью отключиться, твой мозг буквально затапливает сам себя «гормоном счастья», который и вызывает приятные ощущения. Кроме того, радостное чувство могут вызывать медикаменты, которые вводят пациенту в постреанимационный период. Многие из этих веществ вполне годны для танцев на дискотеках.

За гробовой доской

Тему околосмертных переживаний популяризировал американский врач и психотерапевт Раймонд Моуди. В 1975 году он выпустил книгу «Жизнь после жизни», в которой содержался анализ метафизических приключений 150 человек, благополучно переживших клиническую смерть. Моуди составил список типовых ощущений временных покойников — вроде отделения сознания от тела или встречи с горячо любимыми родственниками (сначала в спис­ке было 9 пунктов, в 1977-м Моуди расширил его до 15 пунктов).

Никаких научных выводов Моуди в своих работах (многомиллионными тиражами вышло 3 книги) не делал. Однако в недавнем интервью доктор заявил буквально следующее: «Опросив уже более тысячи людей. и постоянно встречая в их рассказах одни и те же ошеломляющие и необычные эпизоды, я готов утверждать, что жизнь после смерти с большой вероятностью существует. Собственно говоря, сейчас я абсолютно не сомневаюсь в том, что мои собеседники смогли бросить мимолетный взгляд на то, что находится за пределами нашего мира».

В состоянии клинической смерти сознание покидает физическую оболочку

В рассказах сходивших «по ту сторону» часто встречается такой сюжет: они словно воспаряют над своим телом и наблюдают со стороны за тем, как их оживляют. При этом человек не привязан к своей бренной оболочке и может перемещаться, например, по зданию больницы.

На самом деле Сэм Перниа, реаниматолог из Саутгемптонского университета (Великобритания), провел эксперимент. Он размещал в отделениях интенсивной терапии яркие запоминающиеся изображения, которые можно увидеть, только если смотришь вниз из-под потолка. Но никто из пациентов, переживших клиническую смерть в этих помещениях и рассказывавших о выходе сознания из физического тела, этих рисунков не увидел. Получается, это тоже галлюцинации?

В состоянии клинической смерти человек встречает усопших родственников, ангелов, Бога и других экзотических созданий

В 2008 году на больничную койку с диагнозом «инфекционный менингит» загремел американский нейрохирург Эбен Александер. Пролежав в коме неделю, Эбен пришел в себя и начал рассказывать всем подряд о незабываемом опыте путешествий по загробному миру. Перемещался по тому свету Александер на крыле огромной бабочки, его сопровождала женщина с высокими скулами и прекрасными голубыми глазами. Нейрохирург, понятно, общался со спутницей посредством телепатии. Под впечатлением от этих переживаний Александер написал книгу «Доказательство рая», которая сразу стала бестселлером.

На самом деле В коме ЦНС не отключается полностью: у человека сохраняются рефлексы, могут действовать некоторые участки коры больших полушарий. Так что, с точки зрения науки, это была не смерть — Александер был скорее «здесь», чем «там». Невролог из Лос-Анджелеса Сэм Харрис выдвинул предположение, что Александер в коме испытал воздействие эндогенного диметилтриптамина (DMT). По одной из теорий, в пограничном состоянии между жизнью и смертью организм вырабатывает в промышленных количествах не только эндорфины, но и этот алкалоид — опять же чтобы снизить уровень стресса. DMT приводит человека в особое мистическое состояние (т.н. энтеогенное, что переводится как «становишься божественным изнутри»), сопровождающееся мощными слуховыми и визуальными галлюцинациями. Шаманы Южной Америки, например, используют DMT в составе напитка «айяуаска», чтобы общаться с духами. Вот и Александеру повезло.

При нормальной температуре человеческого тела (36,5ºС) клиническая смерть длится 3–5 минут в зависимости от индивидуальных особенностей организма. Затем наступает биологическая смерть. Однако в особых условиях (при охлаждении организма, поражениях электрическим током, топлении) промежуточное состояние между жизнью и полным разрушением может затянуться. Например, снижение температуры тела на 3ºС дает реаниматологам на работу целых 10 минут от момента остановки сердца пациента. А в 2008 году североамериканские реаниматологи оживили 82-летнего мужчину, который замерз на улице до температуры тела 26ºС. Он провел в состоянии клинической смерти больше 2 часов.

Люди, пережившие клиническую смерть, делятся похожими воспоминаниями, а это доказывает реальность загробной жизни

Свет в конце тоннеля. Существо, состоящее из света и любви. Приключения сознания, перемещающегося отдельно от физического тела. С этим якобы сталкивается любой пациент реанимации независимо от пола, возраста, социального положения, образования и национальности. Это принято считать самым веским аргументом в пользу реальности осознанного существования после смерти.

На самом деле Большинство исследований предсмертных переживаний проводилось и проводятся западными учеными. Понятно, что изучают они своих соотечественников, которые воспитаны в традициях одной из авраамических религий и разделяют западные культурные ценности — наверное, поэтому их околосмертные переживания совпадают. А, например, в книге Бхавана Виссудхикунавот «Випассана встречается с сознанием» жительница Таиланда случившееся с ней после остановки сердца описывает по-другому: «Я почувствовала усталость и вышла из хижины. Встав под кокосовой пальмой, я ощутила глубокое чувство прекрасного. Затем я увидела дорогу и пошла по ней. Внезапно я увидела двух людей. Это были слуги Повелителя мертвых Яма. Один из них сказал, что сейчас меня отведут в ад. Я попросила отпустить меня домой предупредить родных. Когда я вошла, в моей хижине было много людей, которые плакали. Затем я споткнулась, упала и ожила». И никаких, заметь, ангелов с трубами.

Личный опыт

Мы нашли человека, который согласился рассказать тебе о том, что он видел и слышал, когда находился при смерти.

Александр Соболев. 38 лет, предприниматель (Москва):

Я пережил состояние клинической смерти, когда учился в Рязанском десантном училище. Мой взвод участвовал в соревнованиях разведывательных групп. Это 3-дневный марафон на выживание с запредельными физическими нагрузками (без сна и фактически без отдыха), который заканчивается 10-километровым марш-броском в полной выкладке. К этому последнему этапу я подошел не в лучшей форме: накануне распорол стопу какой-то корягой при переправе через реку, мы были постоянно в движении, нога сильно болела, повязка слетала, кровотечение возобновлялось, меня лихорадило. Но я пробежал почти все 10 км, причем как это сделал, до сих пор не понимаю, да и плохо помню. За несколько сот метров до финиша я отключился, и меня принесли туда товарищи на руках (участие в соревнованиях мне, кстати, засчитали). Врач поставил диагноз «острая сердечная недостаточность» и начал меня оживлять. О том периоде, когда я находился в состоянии клинической смерти, у меня такие воспоминания: я не только слышал, что говорили окружающие, но и наблюдал со стороны за происходящим. Я видел, как мне что-то вкололи в область сердца, видел, как для моего оживления использовали дефибриллятор. Причем в моем сознании картинка была такой: мое тело и врачи находятся на поле стадиона, а на трибунах сидят мои близкие и наблюдают за происходящим. Кроме того, мне казалось, что я могу контролировать процесс реанимации. Был момент, когда мне надоело валяться, — и я тут же услышал, как врач сказал, что у меня появился пульс. Потом подумал: вот сейчас будет общее построение, все будут напрягаться, а я вот всех обманул и могу полежать — и врач закричал, что у меня опять остановилось сердце. В конце концов я решил вернуться. Добавлю, что не испытывал страха, когда смотрел, как меня оживляют, и вообще, не относился к этой ситуации, как к вопросу жизни и смерти. Мне казалось, что все в порядке, жизнь идет своим чередом.

Ссылка на основную публикацию