Китайский шоколад или какой шоколад в Китае

Шоколадный рынок в Китае

Как сообщило на днях агентство Интерфакс, в январе-феврале этого года объем производства кондитерской продукции в России достиг 496,9 тыс. тонн (+4,5%). Согласно данным Центра исследований кондитерского рынка (ЦИКР), прирост произошел за счет мучных кондитерских изделий длительных сроков хранения, а также шоколадных и сахаристых кондитерских изделий. Из-за введенных санкций импорт всех видов кондитерских изделий, ввезенных в 2015 году, сократился почти вдвое, и в первые месяцы 2016 года эта тенденция продолжилась. Тем не менее, на этом фоне отмечается значительный рост экспорта, обусловленный низким курсом рубля и успешным освоением новых рынков. Поставки мучных изделий в январе выросли на 11,2%, до 9,9 тыс. тонн (в стоимостном выражении — на 4,1%, до 15,2 млн долларов США), шоколадных — на 14,1%, до 8,1 тыс. тонн (в стоимостном выражении — на 6,5%, до 21,2 млн долларов).

Так, если в 2015 году Китай был седьмым и десятым по величине покупателем российских шоколадных и мучных кондитерских изделий соответственно, то в январе 2016 года он стал вторым экспортным рынком для российских производителей шоколада и третьим — для производителей мучных кондитерских изделий. Многие сетуют на то, что российские кондитеры в большинстве случаев ограничиваются небольшими и нерегулярными поставками традиционных наименований продукции в Китай, вместо того чтобы, подобно другим западным производителям шоколада, активно осваивать китайский рынок, продвигать новые виды продукции, делать свой бренд максимально узнаваемым и продаваемым и даже открывать в Китае свои фабрики. Еще с советских времен российский шоколад пользуется отличной репутацией и хорошо известен практически всем китайцам. Хотя традиционно шоколад — это «чужой» китайской культуре питания продукт, российский шоколад всегда пользовался большой любовью, его привозили в качестве подарка и им с удовольствием угощались на праздниках.

В настоящее время китайские производители кондитерской продукции, особенно шоколада, забили тревогу, ведь на китайском рынке шоколада уже давно правят балом зарубежные бренды. Другой вопрос: почему не российские?!

Такие китайские марки шоколадной продукции, как «Сюйфуцзи» и «Цзиньсыхоу», давно были выкуплены иностранными компаниями; «Лянфэн» и «Иннун» еще пытаются выжить в низком и средне-низком сегментах; «Мадацзе» и «Цзиньгуань» остаются малоизвестными рядовым покупателям и даже не пытаются вырваться вперед; «Цзиньди», на которую возлагались большие надежды, вышла из неравной конкурентной борьбы с поражением. Одновременно с этим такие компании, как Nestle, Mars, Ferrero Rocher и Hershey’s, ведут себя на китайском кондитерском рынке более чем активно, и их продукция продается во всех магазинах и супермаркетах. При этом они открыли в Китае свои фабрики, чтобы увеличить масштаб покорения китайских потребителей и обеспечить «китаизацию» выпускаемого шоколада. Однако, даже несмотря на это, в стране существует огромный потенциал, ведь годовой объем потребления шоколадной продукции в Китае находится на уровне 3 млрд юаней; в среднем каждый человек потребляет 200 грамм, что намного меньше, чем в зарубежных странах. В соответствии со статистическими данными, в европейских странах потребление шоколада на дущу населения составляет 7 с лишним килограмм, в Великобритании — 10 кг, в Республике Корея и Японии — около 2 кг. Если потребление шоколада в Китае достигнет 1 килограмма на человека, то Китай превратится в самый большой рынок шоколадной продукции во всем мире. В настоящее время темпы роста шоколадного рынка в Китае составляют 10-15% в год, и потенциал потребления в недалеком будущем оценивается на уровне 20 млрд юаней, поэтому сейчас наступило «золотое время» для тех, кто хочет импортировать кондитерскую (особенно шоколадную) продукцию в Китай или открывать свои шоколадные фабрики в Китае, избегая тем самым рисков, связанных с транспортировкой.

Нужно так отметить, что в ситуации экономического спада и снижения объема розничной торговли, многие доступные по цене кондитерские марки (Dove, Hershey’s, Ferrero Rocher) столкнулись с большими вызовами, в то время как бренды, решившие позиционировать свою продукцию в сегменте премиум и супер-премиум, — Godiva, Lindt и др., наоборот зафиксировали рост продаж. В целом, сейчас китайцы отдают предпочтение именно дорогой шоколадной продукции, желательно произведенной за рубежом. Так что у российских кондитеров, пользующихся заслуженной репутацией, есть все шансы увеличить экспортные поставки шоколада в Китай.

Шоколадные короли в Китае, или Самый сладкий экспорт

Кривая российского шоколадного экспорта в Китай с 2015 года растет ошеломляющими темпами. Так, в 2016 году объем поставок конфет в Поднебесную увеличился в 10 раз, среди них шоколадных — в 4 раза. С такой скоростью не росли ни масло, ни рыба, ни зерно. В 2017 году Китай съел более 430 тыс. тонн российской сладкой продукции, почти на миллиард долларов! А за первые месяцы 2018 года продажи увеличились еще на 40%. Нашим конфетам в Поднебесной рады. Рынок Китая о-очень большой: шоколада и шоколадных конфет здесь потребляют на 3 млрд юаней в год. И с каждым годом — больше где-то на 15%. Недаром Андрею Коркунову приписывают фразу: «Если каждый десятый китаец съест мою конфету, я стану миллиардером».

Почему китайцы так полюбили российский шоколад, почему предпочитают его своим сладостям? Давайте разбираться.

В 2018 году Китай стал покупателем российских шоколадных конфет и шоколада номер один, хотя еще недавно был только на десятых местах. На эту группу кондитерских изделий в Поднебесной приходится не менее 70% всех съеденных сладостей. По мере проникновения в Китай западных веяний шоколад будет только расти в потреблении, вытесняя карамельные палочки и рисовое печенье.

При этом китайцы хотят покупать качественный и безопасный шоколад. А собственные бренды таковым похвастаться не могут. Несколько лет назад в Китае разразились сразу два крупных продуктовых скандала: в детском питании и в самой популярной марке китайских конфет «Белый кролик» был найден промышленный химикат меламин. Куда бы попала Алиса, последуй она за этим «кроликом»? Правильно — в больницу! Меламин нам не друг: его поедание может привести к росту камней в желчном пузыре и почках, почечной недостаточности и даже к развитию рака. А в детской молочной смеси меламина оказалось столько, что были смертельные случаи. Так что своим молочным смесям и конфетам с тех пор китайцы, мягко говоря, не очень доверяют. Предпочитают импортные, несмотря на то, что стоят они дороже китайских. И так уж сложилось, что российское в сознании наших соседей крепко увязано с натуральным, безопасным, вкусным.

Правда, о вкусах в данном случае спорят. Здесь все в точности, как в поговорке: что русскому хорошо, то китайцу… слишком сладко. Приторно сладкими жителям Поднебесной кажутся практически все конфеты с нашего стола. Так почему же они их покупают? Все просто: российские экспортеры адаптируют свою продукцию для Китая. Эксперты советуют: сахар в рецептуре нужно уменьшить где-то на четверть. И будет вам китайское счастье.

Кстати, принцип менее сладкого работает не только с шоколадными конфетами, но и с карамельными начинками. Кисло-сладкой вишне или экзотическим ананасу и папайе в Китае предпочтут более спокойные вкусы клубники, лимона, яблока. Так что лучше не экспериментировать, а то придется дарить завезенные вишневые конфетки всем китайским знакомым и незнакомым.

Еще один момент для запоминания ― состав. Его, конечно, будут очень тщательно проверять на соответствие китайским нормам. Плюс все чаще производители обогащают составы конфет для Китая. Так, в «Коровку» производители на фабрике «Зея» добавили витамины и кальций, к которому в Китае особенное отношение.

Важно также не забывать про порции и упаковку. В Поднебесной, как и в целом в Азии, любят небольшие кондитерские изделия: шоколадки по 50 граммов разойдутся лучше, чем 100-граммовые. Есть интересный момент и с упаковкой: китайцы не понимают наш «крученый» способ: боятся, что такая конфета развернется и шоколад вытечет прямо в карман. Поэтому для конфет на экспорт кондитеры выбирают метод «в зажим», термосварку или склейку.

Если бы российский шоколад конкурировал только с китайским, то над всем Китаем для наших кондитеров было бы безоблачное небо. Но мировая шоколадная индустрия не спит. Наши соперники в Китае — не «белые кролики». А Nestle, Mars, Dove, Hershey’s, Ferrero… Мощные корпорации, заполнившие своей продукцией все полки Поднебесной. Скупившие китайские бренды, китайские шоколадные фабрики. Это очень сложная для нас конкуренция. Но она есть и в России. И выбор зачастую определяется не качеством и вкусом, а величиной кошелька и амбициями. Так, золотистые обертки Ferrero ассоциируются не только с шоколадом, но и с роскошью, деньгами, с «могу себе позволить».

Да, российские конфеты дороже китайских. Но, конечно, дешевле продукции известных мировых брендов. На тех же онлайн-площадках их выбирают китайцы, сумма покупок которых обычно не превышает 50-80 юаней. Средний класс. Китайское большинство. А это сотни миллионов потребителей.

Лидерами по поставкам российского шоколада и конфет в Китай остаются предприятия Москвы и Московской области, Кемеровской, Белгородской и Курской областей. Но количество представленных в Поднебесной российских брендов все время растет. Самыми востребованными конфетами на импортных ярмарках и в дегустационных павильонах неизменно становятся «Аленка», «Ронни», «Крокант», «Маленькое чудо».

Согласно данным китайских сми, «Крокант» — грильяжные конфеты с миндалем производства «Яшкино» — фаворит китайского стола. Особенно ярко это лидерство проявилось накануне последнего восточного Нового года, когда китайцы купили сотни тонн полюбившихся конфет. Немаловажный фактор такого успеха — цена: стоит «Крокант» в китайских магазинах чуть более 35 юаней за килограмм — дешевле многих местных конфет.

Однако сравнительно низкая цена — лишь половина успеха. Другая половина — безопасность, качество, логистика, маркетинг, продвижение.

В Китае очень важен визуальный образ товара. Все западные аналитики сходятся во мнении, что китайцы — эстеты, выбирающие не только за вкус, но и за красивую упаковку. И тут нужно понимать, что конфеты и шоколад едят не только дети и бабушки, хотя эти категории потребителей и лидируют в списке. Доля молодежи среди любителей сладкого растет. И маркетологи советуют кондитерам адаптировать продукцию не только под китайские вкусы и практичность, но и с учетом предпочтений поколения Z ― делать ставку на кислотные цвета и динамичный дизайн в упаковке. Доля истины в этом есть: визуальные пристрастия молодых китайцев сильно отличаются от вкусов старшего поколения.

Что до тех, кто родился в 60-х и раньше, то здесь все обстоит ровно наоборот. Подобно тому как мы ностальгируем по красному галстуку и страницам советских энциклопедий, наши ровесники в Китае выбирают старомодный советский дизайн. Возможно, отчасти именно в этом секрет оглушительного успеха милой девочки по имени Аленка, ставшей лицом самого известного российского шоколада в далеком 1965 году.

«Аленка» и Ван: история любви

В Китае обожают детей. Неудивительно, что «Аленку» здесь искренне полюбили. Действительно, такая славная девчушка в платочке с широко распахнутыми глазами вызывает невольное доверие и желание забрать малышку домой.

Сейчас под брендом «Аленка» выпускается не только знаменитый шоколад, но и конфеты, вафли, печенье — даже рулеты. Китай распробовал «Аленку» в период Олимпиады 2008 года, а уже с 2013 года она прочно утвердилась в местных магазинах. Постоянно увеличивается ассортимент «Аленок», поставляемых в Китай. Для жителей Поднебесной эта торговая марка стала символом российского шоколада, российской кондитерской продукции. Да что там — России. Именно «Аленка», а не балет, ракеты или АКМ. Ее можно найти уже не только в Пекине, Шанхае и Гуанчжоу, но и по всем городам и весям Поднебесной. Руководство «Объединенных кондитеров» завоевало репутацию надежных российских партнеров. Китайские супермаркеты с удовольствием берут «Аленку» на свои полки. С недавнего времени знакомое лицо стало мелькать и на витринах Гонконга. Так что поставленная руководством «Красного Октября» задача — продавать «Аленок» на 400 млн юаней ежегодно — вполне себе выполнима.

Все бы ничего, если бы не известная любовь китайцев к подделкам. Там, где прошла Аленка, вскоре появились и похожая на нее Alunka. Но если бы только фейки. Мастера фальсификаций пошли дальше. Оборудовали под производство подделок целые заводы. Говорят, в Харбине есть компания Churin Foods во главе с выходцем из России. Они скупают у продавцов просроченный шоколад, переплавляют его, заново формируют в плитки и упаковывают их в обертки «Аленки».

Читайте также:  Признаки настоящего шоколада, как отличить подделку?

Надо ли говорить, что подделки стоят в 3-4 раза меньше оригинального российского шоколада и вкус у них несравнимо хуже? По слухам, в том же Харбине — 90% «Аленки» — подделка.

«Объединенные кондитеры», конечно, жаловались в компетентные китайские органы. Но в случае «Алунки» так ничего и не добились: китайское Торгпредство отвечало, что все происходящее лежит в рамках закона. Международные бренды, продукцию которых также подделывают, обращались в суды. И китайский суд даже признавал их правоту, но суммы штрафов для фальсификаторов всегда были смешными. Такое отношение позволяет выживать на китайских полках и «Алунке», и «Машке на Севере», и другим продуктам творчества китайских «копирайтеров». Хотя, справедливости ради, борьба с фальсификатом все же ведется китайцами. Так, сотрудники Приморской ТПП совместно с органами контроля провинции Хэйлунцзян в 2017 году пресекли операцию поставок в Китай поддельного шоколада «Аленка». Было конфисковано 12 тыс. плиток шоколада.

Плагиатом, кстати, занимаются не только китайцы. Недавно за руку поймали главного ненавистника всего российского — Петра Порошенко. Разместившего на обертках своих конфет фотографию Храма Василия Блаженного.

Палки в колеса российскому экспорту кондитерской продукции в Поднебесную вставляют и китайские челноки. Это раньше в Китай на выходные с баулами ездили жители Благовещенска. Но времена изменились, и гости из Китая поехали в Благовещенск ― за конфетами в том числе. И не только для собственного потребления.

Но, конечно, сотням тонн официального экспорта такая приграничная челночная торговля шоколадом существенно помешать не может.

Челноки потянулись к нам из Китая после падения рубля. В то же время, девальвация валюты всегда открывала новые возможности для экспортеров. Так было в 2015-2016 году, когда продажи конфет на китайском рынке стали неплохой компенсацией на фоне падения спроса внутри страны. Следуя этой логике, сейчас Китай должна накрыть новая шоколадная волна из России. Что ж, посмотрим!

Как удивить Абрамовича и саудовского короля: владелица «Конфаэль» о сходстве шоколада и металла, таланте Бернара Арно и вкусах китайцев

Секретами бизнеса можно делиться не только на деловом ужине, но и во время его приготовления — это новое YouTube-шоу «Кухня Forbes». Новый гость проекта, владелица кондитерской компании «Конфаэль» Ирина Эльдарханова (с оценкой состояния в $30 млн входила в рейтинг богатейших женщин России по версии Forbes), только на первый взгляд не имеет отношения к индустрии здорового питания. Ее фабрика специализируется на продукции из высококачественного шоколада, которая нередко делается на заказ для VIP-персон, а также выпускает специальную линейку «полезных сладостей» для тех, кто следит за фигурой. «Сладкий бизнес» идет более чем хорошо: шоколадные сувениры от «Конфаэль» охотно заказывают миллиардеры, высокопоставленные политики и даже монаршие особы. Более того, шоколад от подмосковной фабрики нашел потребителя и в Китае. О том, чем «Конфаэль» похожа на Louis Vuitton, какой подарок заказывали для Романа Абрамовича и как продавать российский шоколад китайскому потребителю, Эльдарханова рассказала журналисту Ярославу Бабушкину.

яйца (4 шт.), ванильный сахар (15 гр), сахар (400 гр), молоко (250 мл), разрыхлитель (15 гр), растительное масло (250 мл), мука (320 гр), какао-порошок (3 ст. л.).

взбить яйца с сахаром и ванильным сахаром добела (примерно 4-5 минут). Добавить молоко и масло, затем — какао, все перемешать. Взять стакан этой массы и отставить его пока в сторону. В остальную массу добавить муку с разрыхлителем и перемешать. Вылить массу в форму, застеленную бумагой (20 см на 30 см). Поставить выпекаться в разогретую до 180 градусов духовку на 45 минут. Готовый пирог проткнуть зубочисткой и вылить на него массу из стакана. Дать пирогу полностью остыть.

О бизнес-идее

Ярослав Бабушкин: С чего молодым предпринимателям можно начать такой красивый, на первый взгляд, кондитерский бизнес?

Ирина Эльдарханова: В первую очередь, я думаю, нужно начинать с поиска уникальной ниши, неудовлетворенных потребностей у людей, которые они еще, может быть, сами не понимают. Ты находишь что-то уникальное, предлагаешь им, и это оказывается ровно то, чего они хотели. У нас так и получился бизнес: мы вдруг подарили очень известным людям огромные шоколадные медали. Оказалось, эти подарки привели всех в восторг. И люди даже рассказывали, как они их будут передаривать. И что это подарок, который подойдет всем. Так мы начали создавать нишу уникальных шоколадных подарков.

Ярослав Бабушкин: Миллиардер Бернар Арно (президент группы компаний Louis Vuitton Moët Hennessy. — Forbes) говорит, что его мотивировали не деньги, а творчество, путь к созданию совершенства. Насколько у вас творческая компания и насколько вам это важно?

Ирина Эльдарханова: Как я уже сказала, наш первый опыт был абсолютно случайным. Мне очень нравится делать людям подарки, которые вызовут восторг. Когда мы подарили шоколадные медали известным певцам, артистам и я увидела такой восторг, то, естественно, мы начали экспериментировать, чтобы понять, правильно ли поняли посыл. Мы стали изготавливать абсолютно индивидуальные изделия, придумали шоколадные скульптуры. И эти изделия начали дарить на дни рождения, на юбилеи своим друзьям, знакомым, партнерам. И мы, когда видели восторг, когда понимали, что эти изделия становятся центром внимания — возле них фотографируются все гости, причем и в России и за рубежом, — тогда мы начали развивать это направление.

Ярослав Бабушкин: Какой год это был?

Ирина Эльдарханова: 2001-2002-й.

Ярослав Бабушкин: Тогда еще не было ни «Инстаграма», ни такого слова, как коллаборация. Но вы делали тогда коллаборацию с известными людьми. Правильно я понимаю? Такое сарафанное радио, которое охватило самых платежеспособных людей нашей страны. Или нет?

Ирина Эльдарханова: Это была не совсем рассчитанная маркетинговая стратегия. Потому что, во-первых, я для себя решила проблему подарков. Наша семья решила. Когда у тебя очень большое количество друзей и знакомых и тебя приглашают на мероприятия, ты тратишь время, объезжаешь магазины, пытаешься подобрать подарок, который точно людям понравится или подойдет. А тут мы решили проблему, потому что для летчика мы изготавливали скульптуру самолета или картину с соответствующей тематикой и так далее. Тема подарков для семьи была решена. И люди это видели, ведь когда ты приходил, было много гостей. Информация растекалась как сарафанное радио, как вы сказали, хотя не было соцсетей в то время. И начались заказы.

Ярослав Бабушкин: Очень тяжело же заниматься таким бизнесом и держать себя в форме. Это же надо знать меру, правильно тестировать.

Ирина Эльдарханова: Действительно, в некоторые дни мне приходится много дегустировать. Но я хочу сказать, после того, как увидела, что люди впадают в стресс, заботясь о фигуре, мы на некоторых видах своих конфет сейчас — у нас есть особенная линейка, которая называется «Лакомства для здоровья», — на каждой конфете пишем количество калорий. Даже большая конфета, 17 грамм, содержит всего 45 калорий. То есть ты можешь съесть спокойно две конфеты, и даже для человека на диете, которому нужно съесть 1500 калорий, это всего 10%. Зато у него нет стресса. Тем более эти конфеты делаются из свежих фруктов, ягод, цитрусовых. Например, лимоны, апельсины — они все перемалываются прямо с кожурой и так далее.

О шоколаде

Ирина Эльдарханова: Вы знаете, я не кондитер. Поэтому когда я начала заниматься шоколадом и изучать его свойства, я, на самом деле, влюбилась в него.

Ярослав Бабушкин: И в чем же прелесть шоколада?

Ирина Эльдарханова: Когда о шоколаде говорят кондитеры, понятно, что это их бизнес. Я доверяю врачам, которые говорят, что все больше и больше открытий и исследований [свидетельствуют] о том, что он помогает сердечной системе. Я уже не говорю о серотонине, который повышает настроение и способствует такому состоянию, как влюбленность — кратковременно. Например, в США есть такая сеть клиник — я ее, наверное, уже рекламирую, хотя человека не знаю — Марка Хаймана. Так вот, он своих худеющих пациентов обязывает в день съедать от 40 до 70 грамм шоколада. Как таблетку.

Ярослав Бабушкин: Шоколад «Конфаэль» должен при этом быть?

Ирина Эльдарханова: Это должен быть хороший, качественный, горький шоколад.

Ярослав Бабушкин: Значит, он подходит.

Ирина Эльдарханова: Ну, у «Конфаэль», слава тебе Господи, нет в составе и никогда не было — это был принцип нашего бизнеса — ни заменителей, ни эквивалентов. Никакого пальмового масла, никакого кокосового масла. Только какао-масло.

Ярослав Бабушкин: Вот, кстати, как тогда заработать в самом начале пути, если никак не жульничать. Можно ли с качественным продуктом выстроить компанию?

Ирина Эльдарханова: Абсолютно честно, как на духу, — да. Мы, когда создавали бизнес, привезли из разных стран огромное количество сладостей и пробовали их. И наши эксперты, и технологи, когда пробовали, говорили: «Вот это — нет, а это — супер». Я переворачивала им конфету и говорила: «А посмотрите цену». Это были качественные изделия из натурального сырья. Мы дали себе слово, и это принцип компании: мы никогда не будем искать способы удешевить изделия за счет ухудшения качества. За счет того, что мы будем менять настоящее, качественное, хорошее сырье на что-то дешевое. И это оправдывает себя. Огромное количество людей нам просто доверяют и знают, что мы никогда ничего не подменим, и если у нас написано, что это шоколад, то это шоколад. Кстати, мы вынуждены были начать сейчас выпуск знаете чего? Серии изделий, которые называются «Настоящий шоколад». Это и плитки и коробки.

Ярослав Бабушкин: Это потому, что недобросовестные предприниматели делают ненастоящий шоколад?

Ирина Эльдарханова: Да.

О брендах и люксе

Ярослав Бабушкин: Бернар Арно вам симпатичен как предприниматель? Вам нравится его индустрия: красивая одежда, алкогольные напитки — ну, в общем, индустрия роскоши? Вы можете сказать, что вы с ним в одной категории работаете?

Ирина Эльдарханова: Конечно. У нас, может быть, похожая целевая аудитория, то есть одни покупатели. Но все-таки цены на наши изделия… Некоторые наши изделия, конечно, дороже, чем его сумки за €3000. Потому что бывают такие заказы, которые могут стоить и $10 000, и $15 000. Но мне нравится его подход к бизнесу. Он является для меня примером. Я даже, когда собиралась к вам на передачу, дискутировала со своими специалистами. Знаете почему? Потому что его принцип — делать деньги, когда все занимаются скидками, акциями, и за счет этого завоевывают покупателей…

Ярослав Бабушкин: У Louis Vuitton скидок нет совсем.

Ирина Эльдарханова: Так я и говорю, это единственная компания, которая не работает с акциями и со скидками. Они говорят о том, что сразу устанавливают справедливые цены. Поэтому они не могут цену снизить. И мне этот подход очень нравится.

Ярослав Бабушкин: Как вы думаете, в сегменте «люкс» в шоколаде речь идет о вечности? Потому что тот же Бернар Арно говорит: не факт, что «айфоны» будут востребованы так же через 20 лет. Мы все помним начало нулевых годов, телефон Nokia, знаменитую заставку Connecting people. Сейчас Nokia гораздо меньшую долю занимает на рынке. Ваш сегмент более надежен?

Ирина Эльдарханова: Я думаю, чтобы компания или бренд сохранялись много лет, нужно постоянно прикладывать к этому много усилий.

Об управлении компанией

Ярослав Бабушкин: В компании вы каких принципов придерживаетесь? Вы мягкий начальник или строгий? Или и такой, и другой?

Читайте также:  Приготовление шоколада в домашних условиях пошаговый рецепт

Ирина Эльдарханова: Я думаю, руководителям дается одно большое счастье в жизни. Оно в том, что ты можешь предоставить сотрудникам возможность раскрыть потенциал. Мой принцип, может быть, странный для многих руководителей, но я стараюсь, чтобы люди занимались той работой, где они максимально раскроются. И не занимались тем, что им не нравится. Я даже функционал должностей меняю из-за этого.

Ярослав Бабушкин: Я тоже хотел спросить про это. Часто в компаниях, где люди работают по много лет, бывает, что меняются функции сотрудников, они находят что-то новое…

Ирина Эльдарханова: Да. Приходит человек, и ты под него даже, бывает, перестраиваешь процессы. Передаешь то, чем у него не получается заниматься или что не нравится, другому сотруднику. А ему даешь возможность заниматься тем, что у него получается лучше всего. С точки зрения людей, это удовольствие. Потому что когда человек к тебе приходит работать — ну, может быть, я не знаю, кладовщиком, а потом вдруг оказывается, что он суперхудожник и становится звездой, и у него количество роликов в YouTube превышает сотню.

Ярослав Бабушкин: У вас такое было, да?

Ирина Эльдарханова: У нас такое было. Я обожаю такие случаи, потому что это коренное изменение жизни людей.

Ярослав Бабушкин: А вы поддерживаете такие инициативы?

Ирина Эльдарханова: Я их просто приветствую. Это принцип компании, чтобы люди занимались тем, что им больше всего нравится.

Ярослав Бабушкин: То есть вы еще и предпринимательство, получается, поддерживаете. Уклонение от должностных обязанностей — это не везде хорошо, прямо скажем. У вас это приветствуется?

Ирина Эльдарханова: Нет, у нас это не приветствуется, это раз. Во-вторых, у нас в корпоративном кодексе написано, что сотрудник имеет право на ошибку. И его за это не накажут совсем, никогда, если даже он ошибся, сделал что-то неправильно. Главное, чтобы он хотел сделать лучше.

О ноу-хау

Ярослав Бабушкин: Хотел бы узнать о вашей уникальной технологии, которую вы запатентовали — отливке шоколадных фигур. Как эта идея пришла? Почему решили воспользоваться патентом?

Ирина Эльдарханова: Поняли, что есть огромная ниша — невостребованная, еще не существующая. И она создана нами. Но ее нет в других странах. Во многих странах Европы, в Китае ее нет.

Ярослав Бабушкин: Рынок свободен, ребята.

Ирина Эльдарханова: Вот поэтому мы начали этим заниматься. Соответственно, ты хочешь расширять ассортимент и так далее. У нас первый опыт был с шоколадными медалями, больше мы ничего не стали делать. Мы решили изготавливать скульптуры, и это оказалось трудным делом. Нам нужно было изготовить скульптуры к одной очень важной встрече, мероприятию. И когда до нее оставалось две недели, мы стали ночевать в цехах, потому что у нас не получалось. Но мы приходили, приезжали, смотрели. Сотрудники никак не могли это сделать. Мне очень помог муж, потому что он специалист в металлообработке, литье металлов. Он начал рассчитывать центр кристаллизации в шоколаде. Это помогло нам решить проблему, до этого наши скульптуры разлетались вдребезги после того, как застывали.

Ярослав Бабушкин: Центр кристаллизации?

Ирина Эльдарханова: Кристаллизации. Шоколад так же кристаллизуется, как металлы, начиная с каких-то центров. И нам удалось создать эту технологию. Соответственно, мы ее запатентовали. Мы вложили столько сил и времени и смогли создать такие изделия. Поэтому, да, мы подали заявку на патент и мы его получили.

О подарках

Ярослав Бабушкин: Ирина Борисовна, поскольку вы в гостях у Forbes, мы не можем не задать вам каверзные вопросы. Какие у вас были самые оригинальные заказы, необычные, шокирующие своим размером, размахом? Кому-нибудь, может, из российского крупного бизнеса?

Ирина Эльдарханова: Во-первых, я хочу сказать, что мне как предпринимателю очень приятно, что у нас среди клиентов есть крупнейшие компании, которые являются нашими клиентами больше 15 лет. Они заказывают подарки каждый год по несколько раз. Они не говорят, что им надоел шоколад или что мы что-то сделали не так. Соответственно, они делают заказы для партнеров или известных людей. У нас были заказы, когда мы вынуждены были подписывать соглашения о неразглашении. Почему? Потому что не хотели заказчики, чтобы кто-то сделал нечто подобное для кого-то.

Например, когда мы изготавливали бензозаправку для [Романа] Абрамовича, у которой машинки стояли, деревья росли, на ценниках должны были меняться цифры — на маленькую цену наезжает большая цена, — мы подписывали договор о конфиденциальности на три года. Но самое большое изделие — про него многие писали — это был шоколадный крокодил длиной 4 м и весом в тонну. Нам пришлось выставлять окна на фабрике, вызывать краны и на длинномерах его перевозить. Вот сейчас мы делали подарки — только закончили — в рамках поездки к королю Саудовской Аравии.

Ярослав Бабушкин: А что он предпочел, интересно?

Ирина Эльдарханова: Королю мы сделали мусульманские подарки по специальным рецептам, без алкоголя, c сертификатом «халяль». У нас есть, например, такие виды подарков, как специальная книга, которая имитирует Коран, а внутри там разные сладости. Но в тот раз королю делали высокого огромного шоколадного скакуна, который стоит на дыбах. И вот у нас много таких подарков разных известным людям, канцлерам, королям и так далее.

О географии бизнеса

Ирина Эльдарханова: Я 15 лет потратила, на самом деле, на воспитание вкуса у людей. Я имею в виду, на привыкание к горькому. Все-таки большое количество людей предпочитают сладкие виды шоколада.

Ярослав Бабушкин: А у нас в стране есть своя специфика? Вы говорите, что привозили много разных видов шоколада. Какой шоколад любят у нас? И какой вы бы хотели, чтобы любили, но пока он еще не прижился?

Ирина Эльдарханова: До того как мы начали массово импортировать шоколад, единственным молочным шоколадом в России была «Аленка». Его создали, когда была поставлена такая задача, после того как [Никита] Хрущев попробовал молочный шоколад за рубежом. В России всегда была культура горького шоколада, темного шоколада. С импортом из Европы пришла мода на вкус молочного шоколада. Но я хочу обратить ваше внимание, что, например, в Китае любые наши виды шоколада, которые сейчас есть, все равно кажутся сладкими. Потому что это нация, которая не привыкла к сладостям. И они с большим трудом привыкают. Ну, к мороженому уже привыкли, а про шоколад просят, чтобы рецепты меняли под китайский вкус, уменьшали количество шоколада и добавляли больше какао-масла и какао тертого.

Ярослав Бабушкин: А какие у вас планы дальше в бизнесе? Куда можно расширяться еще? Планируете мировую экспансию?

Ирина Эльдарханова: У нас очень много зарубежных заказчиков, а также компаний, которые находятся и в России, но посылают подарки за рубеж в свои отделения, штаб-квартиры. Либо мы экспортируем за рубеж. Тому, что мы делаем, в большинстве стран нет аналогов, поэтому перспектива у нас остается. Но так как наш основной конек — это индивидуализация, когда мы изготавливаем подарки по индивидуальным заказам, у нас практически нет на складе продукции. Мы всю продукцию изготавливаем под каждую поставку, под каждый заказ. В общем, всемирное исследование, которое для нас сделала Европейская комиссия, говорит о том, что нужно строить фабрики за рубежом. И в Европе нам определили страны, и в Персидском заливе — это Оман. В этом году у нас откроется небольшое производство в Китае и Омане.

Ярослав Бабушкин: Насколько мы знаем, китайский рынок очень закрытый. У них столько людей и производств, что туда, допустим, технологическим компаниям сложно попасть. А вот в вашей сфере как работать с китайской аудиторией? Там же ни Facebook нет, ни других соцсетей.

Ирина Эльдарханова: Там шикарные соцсети. Во-первых, там есть WeChat, который не только является мессенджером, но и системой купли-продажи. В Китае, как я вам сказала, нет рынка подарков, связанных с шоколадом. У них нет этой культуры. У них вся культура подарков связана с чаем. Они друг другу все время дарят чай. А шоколад им интересен как подарок в первую очередь. Они кушают шоколадные плитки.

Кстати, вы спрашивали про подарки. День назад было 70-летие создания КНР и установления дипломатических отношений России с Китаем. И мы с господином [Геннадием] Зюгановым подарили шикарную шоколадную картину послу Китая, который только что назначен. И китайский посол нам сказал: чтобы каждый китаец съедал по 100 грамм вашего шоколада «Конфаэль». Потом добавил, чтобы каждый день.

Ярослав Бабушкин: Если так будет происходить с шоколадом «Конфаэль», то вы сразу, мне кажется, возглавите российский список Forbes.

Продуктовый десант: почему китайцы скупают российские товары на приграничных территориях

Губернатор Амурской области Александр Козлов в интервью корреспонденту DV рассказал, что вопрос теневой торговли уже решён: “Сейчас на границе торгуют цивилизованно. У китайцев есть по закону право на 200 кг в день мимо грузовой таможни. С другой стороны, это же экономика наша, они у нас деньги оставляют. Раньше наш человек туда ехал, всё скупал, теперь они оставляют в наших магазинах выручку. Подсели на наши продукты”.

От «народного шоколада» до известного экспортного бренда

Кирилл Зыков/Частные авторы/ТАСС

С шоколадом «Алёнка» выросло несколько поколений советских и российских детей, иностранные дипломаты и студенты российских вузов вспоминали о нем, вернувшись на родину, а для китайских туристов визит в фирменный магазин до сих пор остается одним из обязательных пунктов программы. Тщательно проработанная рецептура плиток и соблюдение стандартов позволили шоколаду сохранять популярность больше пяти десятилетий.

Если в Европе и США «Алёнку» воспринимали и воспринимают скорее как советскую экзотику, то в азиатских странах — Китае, Японии, Индонезии — популярность этой плитки и российского шоколада в целом объясняется другими причинами. Китайцы считают его более качественным и «здоровым» вариантом по сравнению с собственной продукцией благодаря ГОСТам, японцев потрясают размеры плиток, индийцев и индонезийцев — качество и процент содержания какао.

В то же время текстура и вкус классической «Алёнки» ближе и понятнее западным потребителям, чем другие виды российского шоколада. Директор Ассоциации производителей шоколада (США) Джеймс Джонсон так описывал отличия российского шоколада для американских потребителей: «Он более зернистый, поскольку в него кладут больше какао. И менее сладкий».

В КНР «Алёнку» заново распробовали после летних Олимпийских игр 2008 года в Пекине, а к прошлому году Китай вошел в число лидеров по объемам закупок российских кондитерских изделий. Знакомая обертка стала чаще мелькать в китайских и гонконгских магазинах, включая небольшие продуктовые лавки.

Российский ритейлер АБК в 2015 году договорился о поставках отечественных продуктов в Китай и их продаже через интернет-гипермаркет Tmall.com, являющийся частью холдинга Alibaba. В списке товаров были и шоколадки «Алёнка». Общая численность целевой аудитории в Китае оценивалась в 130 миллионов человек, а объемы экспорта предполагалось нарастить до $60 млн за три года.

Группа «Объединенные кондитеры», в которую входит фабрика «Красный Октябрь», в 2016 году увеличила объем реализации продукции в КНР в 2,5 раза, а в 2017-м планируется дальнейшее расширение ассортимента на рынке Китая. Запланирован запуск новых брендов и целых категорий кондитерских изделий, в первую очередь шоколадных конфет в коробках. В целом поставки российских сладостей в Китай в прошлом году выросли десятикратно.

История «Красного Октября» началась в 1851 году, тогда это была небольшая кондитерская мастерская немца Эйнема на Арбате. Нынешнее название предприятие получило в 1922 году, уже после национализации. Плитка «Алёнка» впервые появилась в 1966 году, решая задачу производства родного, вкусного и недорогого шоколада для всех. Рецепт высчитывали два года, чтобы наверняка: молоко сухое — 20%, сахар — 35%, какао-масло — 15%, какао тертое, эмульгатор лецитин. И всё, больше никаких добавок или ароматизаторов.

Сначала было всего два варианта плитки — темный и молочный шоколад. Во времена СССР завод «Красный Октябрь» расширил ассортимент до более 50 видов. Сейчас под маркой «Алёнка» выпускается свыше 30 наименований продукции, включая шоколад с разноцветным драже, карамель и вафельный торт.

Миловидная розовощекая девочка с широко распахнутыми глазами на обертке помогает поддержать имидж лучшей «детской» плитки. По мнению партийных экспертов, с этой задачей она справляется намного лучше «Алёнушки» Васнецова, которая согласно изначальному замыслу должна воплощать счастливое детство, но была признана слишком бледной и босоногой.

Для СССР импорт какао-бобов был частью политической экономии, а шоколад на экспорт — имиджевым товаром начиная примерно с 1960 года. Основными поставщиками какао-бобов и какао-масла в советское время были страны Африки (Нигерия, Гана, Камерун) и — в меньшей степени — Латинской Америки (Бразилия и Эквадор). В обмен на какао-бобы они получали оружие, станки, цемент, удобрения. Примечательно, что роль нынешнего «короля» рынка какао Кот-д’Ивуара в структуре импорта какао-бобов СССР была незначительна: поставки начались в 1959 году, но в 1961-м были внезапно прекращены из-за резкого охлаждения в отношениях двух стран; в следующие десятилетия эта история повторилась еще несколько раз.

После распада СССР для отрасли наступили тяжелые времена, но уже в 1996 году началось восстановление производства шоколада в РФ. В 2010 году Россия поставила за рубеж почти 100 тысяч тонн шоколада и шоколадных конфет на $387 млн, а в 2016 году — уже 157,5 тысячи тонн на $477 млн.

В числе основных рынков сбыта долгое время фигурировали государства СНГ и Монголия, теперь к ним добавился Китай, в целом география постоянно расширяется. К настоящему времени Россия входит в первую двадцатку экспортеров шоколада: в 2015 году зарубежные партнеры приобрели продукцию более чем на $420 млн, а доля на мировом рынке составила 1,7%, в 2016 году доля рынка в стоимостном выражении увеличилась до 1,8% (12-е место), по весу — до 2,8% (11-е место). «Объединенные кондитеры» в 2015 году заняли 11-е место в рейтинге ведущих кондитерских компаний мира по версии отраслевой организации Candy Industry.

Как продать шоколад в Китай? (экспорт шоколада в Китай из России)

Опубликовано: 02 Ноябрь 2015

В настоящее время общий объём мирового рынка шоколада оценивается в 500 млрд. юаней, китайский рынок потребляет шоколада на сумму свыше 3 млрд. юаней в год. Шоколадная продукция все больше популяризируется в Китае, при рынке с населением в 1.4 млрд., ежегодный прирост потребления составляет 15%, потенциал роста потребления шоколада на китайском рынке свыше 20 млрд. юаней.

Анализируя статистику по китайскому рынку, 70% шоколада продается крупными торговыми марками. Лидирующие бренды DOVE, LECONTE, CADBURY занимают 2/3 объема рынка. Из этого следует, что узнаваемость брендов очень высока, самый узнаваемый шоколадный бренд в Поднебесной, это торговая марка DOVE. В электронной коммерции ситуация немного другая, на сегодняшний день, по статистике, онлайн торговле лидирует торговая марка FERRERO ROCHER, только за сентябрь 2015 г. было продано онлайн, на сумму свыше 12 млн. юаней. Бренд DOVE продал всего лишь на 5 млн. юаней за тот же период времени и занял в списке онлайн продаж всего лишь третье место, пропустив на второе место по продажам торговой марке Hershey’s, с объемом торговли на сумму 7.5 млн. юаней (см. таб. 1).

Самое интересное, что по количеству запросов российский шоколад занимает 5 место (см. таб. 2), из таблицы статистики видим рост запроса “импортируемый российский шоколад”, увеличился в течение октября 2015г на 10.08%, таким образом, существует шанс обогнать крупные мировые бренды в онлайн торговле в Китае. Самая большая проблема заключается в том, то, что весь российский шоколад продается с приграничных городов, граничащих с Россией, в основном в провинции Хейлонгцзянь. Все продавцы это частные физические лица, и у китайского покупателя не складывается понимания бренда российского шоколада, и основная конкуренция происходит в дешевом сегменте. В статистических данных корпорации Алибабы видно, что клиенты, предпочитающие российский шоколад в Поднебесной делятся на следующие ценовые категории, 6% клиентов покупают позиции до 3 юаней, 63 % покупают от 3-29 юаней, 9% клиентов от 29-58 юаней, 21 % клиентов покупает от 58-82 юаней и всего лишь 2% от 82 юаней и выше.

Таблица 1 Таблица 2

Рынок шоколада огромен, как занять свое “место под солнцем”?

У меня есть некоторые догадки:
1) Необходимо создать хорошее впечатление для клиента. Во время покупок, необходимо решить вопрос с логистикой. Если посмотреть на форумах какие вопросы обсуждаются по поводу российского шоколада, то в 80% обсуждений это недовольство клиентов долгим ожиданием посылки. Основным пунктом отправок российского шоколада является район “Черная речка (Хейхе)”, провинция Хейлонгцзянь, а основные покупатели продукции находятся, около устья реки Янцзы (Хефей, Фучжоу, Нанчан, и т.п.). Дальние расстояния, конкуренция, включение стоимости логистики в стоимость посылки, заставляет отправителя использовать дешевые почтовые сервисы, по итогу посылки идут от 7 до 15 дней. Такой срок доставки для онлайн покупателя это слишком долго для ожидания шоколада. Средняя доставка должна составлять от 1 до 3 дней. Китайский покупатель уже привык к таким срокам доставки, но ни в коем случае, не хочет ожидать дольше этих сроков.

2)

3) Российскому шоколаду на рынке не хватает четкого позиционирования и сегментирования рынка.
Если войти с обычным шоколадом Вы будите конкурировать с такими мировыми лидерами, как Dove, Hershey’s, Ferrero и др. бренды, российскому шоколаду будет, “мягко сказать” трудно конкурировать, так это торговые марки присутствуют на рынке много лет, они практически находятся во всех крупных сетях продаж, и у конечного китайского потребителя сложилась ассоциация вкуса с этими марками. Если Российский бренд не сделает упор на анализ рынка, и не будет делать четкое позиционирование, боюсь войти на этот рынок весьма трудновыполнимая задача. Как действовать на рынке? К примеру, шоколад с алкогольными наполнителями, как раз, крупные игроки не уделяют этому сегменту рынка достойного внимания, нет такого четкого выделения этой продукции, рынок пустой. Этот продукт можно продвигать на рынке молодого поколения. У этого возрастного сегмента рынка есть определенные привычки:

– Покупать модные товары;
– Свойственна импульсивная покупка;
– Влияние внешних факторов на мотив покупки;
– Высокая покупательная способность, вопрос ценового фактора отсутствует;
– Возрастная категория людей, которая первыми любят пробовать новую продукцию.

Для привлечения этой категории людей, в первую очередь необходимо начать с дизайна упаковки продукта, должно создаваться впечатление динамичности, современности, крутизны (моды), к тому же визуализация онлайн магазина и описание продукции должен быть произведены именно под эту возрастную категорию. Необходимо использовать различные каналы сбыта, которые не используют крупные игроки, к примеру, в Китае по традиции во время проведения свадебных торжеств, необходимо дарить подарки родственникам и друзьям (небольшая свадьба около 300 человек, а крупные достигают и свыше 3000 человек) и каждому гостю вместе с приглашением высылаются сладости “свадебные конфеты”.
Создайте специальную упаковку с импортным российским шоколадом для свадебных торжеств, и продвигайте на этом рынке! С первого взгляда, китайский рынок шоколада занят крупными игроками и тому же конкуренция весьма жесткая, но сделав анализ рынка, и четкое позиционирование продукта, то окажется что на этом рынке еще очень много свободного места.

Я считаю, для того чтобы занять определенный процент рынка, очень важны две вещи, правильное позиционирование и продвижение российского шоколада. И конечно необходимо найти надежного партнера понимающего и разбирающегося на рынке Поднебесной, понимающего Китай и менталитет китайцев, понимающего местные привычки, понимающего покупательские привычки. Приведу очень простой пример, не замечали ли Вы, что российские, да и Европейские сайты выстроены в строгом и простом стиле, больше похожи на классический? Ведь Алиэкспресс (относится к корпорации Алибаба) так же принял такой же стиль, используя “подложку” чисто белой, так как основной рынок продаж это за пределами Китая. Если же Вы откроете страницу Таобао (тот же владелец Алибаба), то вы увидите, что она реально пестрит разными яркими цветами, на первой странице “полно предложений” ощущение переполненности информацией, Вы чувствуете, что Вы пришли на базар “толкучку, где полно народу” и это нравиться китайскому потребителю. Поэтому мы должны прислушиваться к мнению своего партнера в Китае, в противном случае проект будет изначально обречен на провал.

Ссылка на основную публикацию